Фоновая картинка - коллаж произведений Людмилы Максимчук
     Людмила Максимчук   

    «Красные свечи», 1997

«Красные свечи» помогли издать наши друзья. Я подготовила стихи, начальный вариант повести «Не все сгорает...», поэму «Сны», передала на рассмотрение и редактирование; думала, что надо подправить кое-что. Но мне сделали сюрприз – показали сразу готовую книгу, названную по одному из стихотворений, включенных в нее.

КРАСНЫЕ СВЕЧИ

Мне прошлый вечер скучно было,
И в переходе, на бегу,
Я свечи красные купила,
Сегодня вечером зажгу.

...На алом бархате портьеры,
На белом бархате стены,
Как в час торжественной премьеры,
Их тени трепетно нежны.

...Люблю тепло и запах душный
И близость к тайнам роковым.
Люблю тоске моей послушный,
Дыханию послушный дым.

Хорош вина бокал тяжелый
И красных яблок терпкий мед!
О! Жизнь мне кажется веселой,
Пока весь вечер напролет

Горят и плавятся светила,
И я смотреть на них могу...
Я свечи красные купила,
Сегодня вечером зажгу...

Р.S. Красные свечи, красные свечи,
Красных надежд яркий огонь,
Красные розы, красные речи,
Красной мечты пламенный конь!

Февраль 1992 г.

ЛЮБИМЫЕ ВОПРОСЫ

Навек запомнить, в сердце воскрешая?
Найдя замену, временно забыть?
Или упасть в молитву, вопрошая...
КАК БЫТЬ?

Не верить? Верить ли без объяснений?
Не задавать вопрос, не ждать ответ,
Отчаявшись от снов и потрясений,
Иль НЕТ?

Любить ли? Стоит ли любовь расплаты
За все, что с ней случается потом?
Иль гнать любовь из сердца да из хаты
КНУТОМ?

Забыть ли? Помнить? Не любить? Не верить?
Принять решение - и вдруг - не то!
Кто знает, ЧЕМ разумное измерить? -
НИКТО...

Март 1993 г.

ЛИЦА

Я всматриваюсь в лица тех людей,
С которыми впервые я встречаюсь.
Они как лепестки цветов полей
Мелькают, в моей памяти теряясь.

Разглядываю каждый штрих лица,
Насколько мне нескромность позволяет.
Безличным жалким маскам нет конца,
И вдруг – О чудо! – лица оживают.

В одних – добро и вера без границ,
В других – болезни, горести, обиды...
Хочу собрать букет из светлых лиц,
Сверкающих, как льдины Антарктиды,

И теплых, и целительных, как мед,
Достойных кисти лучших портретистов!
Кто эти лица видел, тот поймет
Художников, поэтов и артистов...

Как хорошо, что лица есть у нас.
Они похожи и неповторимы.
Я снова обернусь, в который раз –
Я не могу пройти спокойно мимо!

                                                             1987 год

МНЕ ЛЕГЧЕ?

Мне легче ничего не съесть,
Чем после мучиться от боли,
От лишних сладости и соли -
Досадливой привычки месть.

Мне легче ничего не пить,
Чем утопать потом в дурмане,
В тягучем сумрачном тумане,
Себя при том же и казнить!

Мне легче ничего не знать,
Чем знать и плакать от бессилья,
Ломая копья или крылья,
И все на свете проклинать...

Мне легче ничего не ждать,
Чем долго ждать и - не дождаться.
Хочу в спокойствии остаться,
Не возмущаться, не рыдать.

Мне легче... было бы - не жить,
Чем жить в плену у мелкой страсти
И быть зависимой от власти
Страстей, да им же и служить!

Октябрь 1996 г.

ХОТЕЛОСЬ БЫ...

До тошноты бананами объесться,
На бриллианты вволю наглядеться,
Не на чужие - на свои, mon cher,
Не утопиться, но парить в шампанском,
И в мире связей, хоть в американском,
Войти в престижный круг доходных сфер -

Хотелось бы. Мечталось бы да снилось,
Когда б хоть что-то в жизни воплотилось,
Хотя бы самый захудалый план...
А так... Ну, ветчины б для бутерброда,
Ну, чтоб еще здоровье и погода,
И раз хотя бы в три-четыре года
Попасть в третьеразрядный ресторан!

Ноябрь 1990 г.

  ЗЕРКАЛА
       Посвящаю придворному зеркальщику...


Я люблю разбивать зеркала –
Мне приходится это любить:
Ведь гораздо приятней разбить
С удовольствием и не со зла...

 ...Я любила не грохот зеркал,
 А лавинный, безумный аккорд
 Ярких брызг, что собою был горд,
 И меня заодно вовлекал

В разрушение, в гибель, в итог,
На орбиту знакомой звезды,
Где еще не истерлись следы
В ослепительно–царский Чертог

С зеркалами на каждой стене,
На дверях, потолках, на полу,
И с рабами на каждом углу,
Что всегда низко кланялись мне,

Что и тень отражали мою
В зеркалах, чуть дрожавших в руках...
А на стенах... А на потолках...
Я еще и не то разобью!...

 Чтоб не видеть, не плакать, не знать!..
 Королевство – не только дворец,
 Но и сердце...Крушенью конец
 В том начале, что мне не догнать...

Вот и все. И осколки судьбы,
И обломки короны моей,
И ключи от зеркальных дверей
Подберут и схоронят рабы...

 ...От отчаяния – не со зла
Я ломаю и бью зеркала.

Так хотелось бы вновь полюбить
Эту боль, эту хрупкость и свет –
На вопрос отраженный ответ,
Чтоб мне жаль его было разбить!

 А пока что ломаю и бью
 Зеркала и надежду мою...                    

                                                        Февраль 1995 г

МИР ТЕСЕН

Мир тесен. От судьбы, как видно, не уйти.
Тугие луки дело сотворяют.
Не ускользнуть, не повернуть – сошлись пути –
И две стрелы друг друга расщепляют!

Мир тесен. Как бывает тесен он
Для пылких и таинственных желаний!
Как мал для тех, кто счастливо влюблен
И не боится лет и расстояний!

Мир тесен... Только не для нас двоих.
Случайной нашей встрече – не случиться.
И тайная молитва ангелов моих
К твоей любви уже не достучится!

                                                                      Сентябрь 1991 г.

НАДОЕЛО

Надоело мне все понимать
И сочувствовать каждой  кавычке.
Надоело мне шапку ломать
Где по случаю, где по привычке,

Быть у совести под каблуком,
Прикрываться последней рубашкой
И прикидываться дурачком,
Или этаким милым дурашкой,

То тянуть на себе, то спасать
Ни на что не способную хилость,
Все улаживать, все утрясать –
Сколько можно, скажите на милость?!

Надоело! Долой! Не хочу
Оставаться бессменной сиделкой!
Что–то я слишком много плачу
Или плачу монетою мелкой...

...А меня никому не спасти.
И не надо. И бог мне прости...

                                                   Февраль 1994 г.

   ТРИ КОРОЛЯ
     По­свя­щаю любимым  чи­слам: 3 и 7


 В разгаре лет, при свете дня,
Три карты вышли у меня.

Три карты выигрыш сулят –
Лишь стоит постараться…
...Есть у ме­ня три ко­ро­ля.
На что они годятся?

                   *    *    *
…Есть у ме­ня один ко­роль.
Ко­роль? Да уж не ни­щий!
Столь бла­го­ро­ден ли? Не столь,
Бы­ва­ют и по­чи­ще.

Второй ко­роль есть у ме­ня.
Он люб мне – что лу­ка­вить?
Не ми­луя и не каз­ня
Уме­ет жить и пра­вить.

И третий есть – из ко­ро­лей.
Титан. Кра­са­вец. Воин.
Ви­на в бо­кал ему на­лей!
Он боль­ше­го до­сто­ин –

 Не ме­нь­ше, чем ни­че­го, –
Быть ко­ро­лем и дру­гом,
Да чтоб це­ни­ла я его
По че­сти и за­слу­гам!

Хочу продолжить счет подряд,
Красиво, без запинки.
Но только портят мой расклад
Дальнейшие картинки.

 Четвертый, пятый и шестой? –
Помилуйте, не надо!
…………………………
…Когда ж появится седьмой,
Души моей отрада?!

Готов и трон, и пьедестал –
И близок час удачи!
Жаль, совершенный идеал
И близко не маячит.

                     *    *    *
...Есть у ме­ня три ко­ро­ля...

                                                                      (Редакция - март 2010г.)

УХОДЯТ ЛЮДИ...

Уходят люди от людей,
Уходят не любя.
А часто - не раскрыв дверей
Уходят, но в себя.

Ушел и ты, преодолев
Привязанности плен.
Осталась я, со мною - гнев
Былой любви взамен.

Не возвращайся. Не пущу.
Запру покрепче дверь.
Не пожалею. Не прощу
Ни завтра, ни теперь.

Декабрь 1986 г.

ШУТКА

Почем теперь призванье? Почем теперь таланты?
А должности, а степени почем?
Почем теперь знакомства, и как насчет зарплаты,
И круг благополучия причем?

И как переплести все это воедино,
Достигнутое в тайне сохранить?
...По совести все стоит, а совесть не витрина,
Где внешний вид нетрудно изменить.

Ах совесть, совесть! Как она мешает
Хватать, переступать и пробивать!
Спросите у нее: она-то точно знает,
Что нужно ее вовремя скрывать.

Скрывать не навсегда, бывает – на минутку,
Бывает (вдруг получится?) – на час.
А все же, если это не более, чем шутка,
Скажите, а почем она у вас?

Июль 1989 г.

В ТОЛПЕ

В толпу врезаюсь, словно ледокол
Вгрызается в распахнутую льдину,
Так пуля зверю вспарывает спину,
Так землемер вбивает в землю кол.

Враждебно-чужеродные тела,
От общего отторгнутая частность
И к общему минутная причастность,
Что с этим общим – общим не была...

Толпа лавиной врезалась в меня –
Я падаю, не в силах удержаться!
Я не умею за себя сражаться...
В лавине ледяной – росток огня!

Апрель 1996 г.

МАСТЕРСТВО

О мастерство вершащего обряд
По превращенью Золушки в Принцессу!
О рук тепло! О преданности взгляд!
О робкий вызов дерзкому прогрессу!

О магия, дарящая любовь
Не знавшим и забывшим это слово!
...Но где же взять волшебных мастеров?
Когда–то были... Где найти их снова?

                                                                                     Декабрь 1986 г.

   ЖЕН­ЩИ­НА В ДЛИН­НОМ ПЛА­ТЬЕ

Жен­щи­на в длин­ном пла­тье,
Ку­да ты спе­шишь так ра­но
По­ход­кой не­слыш­но лег­кой
По не­про­сох­шей ро­се?

Жен­щи­на в длин­ном пла­тье,
За­чем у ок­на сто­ишь ты
И дол­го, так дол­го смо­тришь,
Как льет­ся дождь за ок­ном?

Жен­щи­на в длин­ном пла­тье,
Ко­го ты ждешь у ка­лит­ки
Ве­че­ром на за­ка­те,
Ша­ли ко­нец те­ре­бя?

Жен­щи­на в длин­ном пла­тье,
Всег­да, ты всег­да в пе­ча­ли,
И сле­зы тво­ей пе­ча­ли
Тер­за­ют пе­чаль мою!

                * * *

Жен­щи­на в длин­ном пла­тье!
Как толь­ко я про­сы­па­юсь,
Где б и ког­да про­сы­пать­ся
Ни при­хо­ди­лось мне,

Тут же со мною ря­дом
Мысль о те­бе прос­нет­ся,
И толь­ко со мною вместе,
Ря­дом со мною ус­нет…

               * * *

Жен­щи­на в длин­ном пла­тье!
Ког­да я те­бя впер­вые
Уви­дел ве­сен­ним утром
У озе­ра на за­ре,

Я сра­зу по­ду­мал, что знаю,
Что пом­ню те­бя всем серд­цем
С тех пор, как се­бя я пом­ню
Ос­мы­слен­ным су­ще­ством,

И да­же го­раз­до ра­нь­ше...
За­быть те­бя не­воз­мож­но,
Но если б воз­мож­но бы­ло,
За­быть бы я не хо­тел.

               * * *

Жен­щи­на в длин­ном пла­тье!
Мо­жет быть, ты – ру­сал­ка,
Вы­шед­шая из озе­ра
Цар­ства под­вод­но­го дочь?

Жен­щи­на в длин­ном пла­тье!
Мо­жет быть, ты – ви­де­нье,
Воз­ник­шее из фан­та­зий,
Из ска­зок да­ле­ких лет?

Или, быть мо­жет, – фея
Гор и ле­сов зе­ле­ных,
Что заб­ре­ла неж­дан­но
В го­сти – в су­дь­бу мою?

Жен­щи­на в длин­ном пла­тье!
Мо­жет быть, пря­мо с не­ба
Те­бя мне при­слал Все­вы­шний,
Ус­лы­шав мою моль­бу?

                  * * *

О, жен­щи­на – ча­ро­дей­ка!
Ска­жи мне хо­тя бы сло­во
И по­да­ри улыб­ку
(Ни­ще­му так по­да­ют),

Или уй­ди, ис­чез­ни
Из мое­го соз­на­нья,
Что­бы че­рез сто­летье
При­гре­зить­ся мне опять!

                                           Июль 1973 г.

ТВОЁ и МОЁ
1

Твоя ли правда лжи моей не стоит?
Твоя ли ложь мне стелется ковром?
И ты б – расстался с собственным ребром,
Чтоб я – была?.. Мне сердце успокоит

Любое “Да” – на те мои сомненья,
Которым я сама отвечу “Да!” –
Вот то–то ошибаюсь я всегда,
Когда охотно верю в объясненья,

Вот то–то ошибаюсь я картинно,
И в то же время верю и ... терплю?
А может, надо бы сказать “Люблю!”
Спасительную ложь люблю невинно... 

2

Твоя ли правда лжи моей преграда?
Моя ли ложь тебе острей ножа?
Но для чего мне врать? Я – не ханжа,
Не лицемерю я,  но как я рада

Остановить подобное – подобным,
Гораздо менее опасным злом!
...Такое испытанье на излом
Мне представляется лишь камнем пробным...

Но выхода не вижу никакого
Из тупика терпенья моего.
Ты для другой не значишь ничего,
И мне… не надо ничего другого…

3

...Моя ли правда – не твоя ли вера?
Давай же исповедовать её!
Когда твоим становится мое...
Но ты не понял этого примера!

                                                           Декабрь 1995 г.

ТЫ и Я

О ты, который говорит мне “Ты!”
О я, которая на “Ты” с тобою!
О мы, которые от красоты,
От данности, отпущенной судьбою,

Вначале исходя, – куда летим?
Манеры, рассуждения, поступки...
Что можем мы? Чего еще хотим,
И ты? И я? Ответы наши хрупки,

Ответы эти призрачно слабы,
Ответы, от которых мы слабеем...
Но отказавшись от даров судьбы,
Мы сами – что–нибудь еще – сумеем?

                                                             Декабрь 1995 г.

Я и ВЫ

Я увижу в Вас то, чего нет,
Да ещё от себя приукрашу
Ваш почти идеальный портрет,
Идеальную преданность Вашу.

 Преумножу достоинств число.
Недостатки? – Не нужно цепляться.
Благодатно любви ремесло –
Не устану любить и влюбляться;
 

Подыграю себе: где – стерплю,
Где – смолчу, где – прощу, где – забуду...
Уверяю себя, что люблю,
Что жалеть ни о чем я не буду.

 ...Гнев и жалость приводят к тому,
Что терпение мне изменяет...
Буду искренне верить всему,
Что едва к Вашей пользе склоняет.

 ...Я и – Вы! Небывалая честь
Для пастушки из дальних предместий.
Я и – Вы! Долгожданная весть
Из набора пикантных известий.

Я и – Вы, тот, с которым сбегу
На окраину света и мира!
Я без Вас и дышать не смогу,
Не желаю другого кумира!

Все равно не решусь отказать
Вашим слабостям, Вашим желаньям…
А язык онемел, чтоб сказать:
“Убирайтесь!”, а не “До свиданья”...
Вы всегда безнадежно правы,
И советы все Ваши прекрасны.
 Я согласно на всё, если Вы
Сами тоже на это согласны,

Если нет эксклюзивных причин
Поделиться последним советом,
Тем, что делает честь для мужчин:
Запретить мне и думать об этом!

                                         Апрель 1989 г.

ФАНТ

Из того, что в юности мечталось,
Что мерещилось, но не сбылось,
Мне любовь, одна любовь досталась –
Знает бог, как это удалось.

Удалось... Печальная удача.
Я люблю – меня не любят, нет!
Мне любовь досталась словно сдача,
Словно фантик от чужих конфет.

 А тебя давно умчали кони.
Звонок смех невест со стороны...
Я живу, зажав свой фант в ладони.
Мне другие фанты не нужны...

                                       Сентябрь 1992 г.

МОЙ СОН

Приди ко мне, мой сон,
Покой мой, наслажденье!
Печали всех времен
Нашли в тебе забвенье.

Глаза закрыть хочу;
И только их закрою,
Как сразу полечу
Над сказочной страною,

Где птицы мне поют,
Где пальмы и лианы,
Где стайкою плывут
Дельфины к дальним странам,

К тем странам, где легки
Утраты всех сомнений,
Где от былой тоски
Не будет даже тени,

 Где можно отдохнуть
И в море искупаться,
Где можно так уснуть,
Что жалко просыпаться, 

Где радужным крылом
Меня укроет фея...
Ну где же ты, мой сон?
 ...Уснуть бы поскорее!…

...Мой сон пришел ко мне...
Я не спешу проснуться:
Наверно, лишь во сне
Приятно обмануться!

                                  Июнь 1971 г.

ПОЛУЧИЛОСЬ...

Получилось так, как получилось,
По–другому быть и не могло...
Поначалу только ночью снилось,
А потом и наяву пришло.

Издалёка шло. По меньшей мере
Лет пятнадцать обретало вид,
И однажды: отпираю двери,
А оно, пришедшее – стоит!

...Даже если б двери не открыла,
Даже если прыгнула б в окно...
Все сама себе я сочинила,
Напророчила давным–давно!

                                          Январь 1996 г.

КРА­СО­ТА

 

Осан­ка. Гор­де­ли­вая нес­пеш­ность.
Ве­ли­че­ствен­ный про­филь. Лег­кий жест –
Как бы от­каз от жез­ла. Взгляд и внеш­ность
Ча­рую­щи – вне вре­ме­ни и мест.

 По­клон­ни­ки – тол­пой. Из­держ­ки тро­на
Ну­лей не до­бав­ля­ют к их чи­слу.
Как жаль! До­стой­на боль­ше­го ко­ро­на,
Чем ро­зы вос­хи­ще­нья – на ба­лу,

 А по­сле ба­ла – дол­гое заб­ве­нье...
Не те по­клон­ни­ки? Не те ба­лы?
Но где же те? За­вя­за­ны уз­лы
Лю­дей и су­деб в хи­трое пле­те­нье,

 И лег­че раз­ру­бить те узе­лоч­ки,
Чем ак­ку­рат­но, неж­но раз­вя­зать.
Ле­леять КРА­СО­ТУ. Лег­ко ска­зать
Иль на­пи­сать, по­ста­вив­ши три точ­ки...

                   * * *
Ко­му с та­ким раз­ма­хом от при­ро­ды
На­пут­ствие за­вид­ное да­но,
То­му жи­вет­ся труд­но и греш­но –
Бы­ва­ют ча­ще счаст­ли­вы уро­ды!

                                                                                        Де­ка­брь 1995 г. 

ДВЕ ПТИЦЫ

“Лучше синица в руках, чем журавль в небе”
                                                               Пословица

Не зря тебя удачливым считают:
В твоих руках синица прижилась,
Неважно, что невысоко летает,
Зато не упадет с обрыва в грязь.

А высоко–высоко в небе ясном
Журавль мой смеется надо мной.
Он знает, что стараюсь я напрасно
Поймать его меж солнцем и луной.

Выходит, мы не сможем помириться,
О разном сокрушаясь и моля:
Ты никогда не выпустишь синицу,
А я не дотянусь до журавля!

      Р.S. Я лучше в дорогих руках
      Синицей стану,
      Парит журавль в облаках,
      Да не достану...

                                            Февраль 1990 г. 

Я ТОЛЬКО И ЗНАЮ...

Я только и знаю, что время прошло,
И снова пройдет, и опять не успею
Понять, осознать, а потом пожалею
О том, что случиться когда–то могло.

Я только и помню, что жду и бегу,
Несусь, догоняя прошедшее лето,
Хотя еще август, хотя ещё где–то
Торгуют теплом на житейском торгу.

Я только и чувствую, что тяжело,
Болезненно, холодно, сыро, тревожно...
В таком решете задержать невозможно
Капризного лета сухое тепло!

                                         Март 1995 г.

УТРО

“Нас губят не сами горести, а потерянные надежды”.
                                                                            Бальзак

 Утро вечера мудренее.
Утро примется ворожить,
Привораживать, что умнее –
Только ночку бы пережить,

Перемучиться, да поспать бы,
А уж мудрость сама придёт...
Если дело свернется к свадьбе –
Всё со временем заживёт,

Если дело грозит разлукой,
То не будет долга она.
…Всё, что с вечера было мукой
Станет – радостью. Сила сна

Очищает и правит мудро,
Заплативши долги вчера.
Все надежды мои на утро!
...Дотянуть бы мне до утра...

                                 Апрель 1994 г.

ДОЛГИ

                               Долги наши неоплатны...

 Он вечно должен. Он – должник пред долгом,
Наследственности крепок институт.
Еще чуть–чуть – и он завоет волком:
Долгов не сосчитать, и всё растут.

Его часов закручена пружина
На максимум. Включен секундомер.
Идет отсчёт, но далека вершина
Расплат и совпадений, например.

Он посвящён... Разрушена граница
В пробелах между сложным и простым.
Из Книги судеб выпала страница,
Где назван он пророком и святым.

Блаженны непорочные... Порочны
Уже и те, кто в мыслях согрешат.
Он – никогда. Ему ветра восточны,
И серафимы вслед ему спешат.

...Да так ли свят? Да так ли уж безгрешен?
Быть человеком – значит и грешить.
Но каждый шаг, но каждый промах взвешен,
Чтоб лишнего себе не разрешить.

...Идет отсчёт, не отделяя резко
Конца от окончания строки.
В старинном храме высветилась фреска -
От Феофана Грековой руки...

Начало... Было? От ступенек храма
Крута дорога в камнях и песке...
И лишь любовь среди мирского хлама
Ему награда. И в его руке

Как сабля, запечатанная в ножны,
Всегда рука останется моя...
Иные варианты невозможны.
Он вечно должен? Что ж, должна и я!

                                                   Сентябрь 1995 г.

ВОЗВРАЩЕНИЕ

Я вернулся домой, наконец–то вернулся
В затаённую память родительских мест,
На зеленой траве у ворот растянулся,
Терпкий запах вдохнул, оглянулся окрест.
Часто снился мне дом, и крыльцо, и ступени,
И скамейка в саду, и жасмин под окном...
Как мне хочется встать пред тобой на колени,
Мир далекого детства. Дом родной, милый дом!
Как всё дорого сердцу и взгляду знакомо.
Закрываю глаза. Вспоминаю с тоской...
Только здесь, под прикрытием этого дома
У меня было счастье, любовь и покой.
Ждут ли здесь меня? Помнят ли? Мама жива ли?
Много лет я скитался, домой не писал,
И родные давно обо мне не слыхали,
Может, думают, сгинул я или пропал.
Я не сгинул. Я долго по свету мотался,
Зарабатывал деньги и все, что в цене,
Но не вышло, увы, отступился, сорвался.
Все пропало, и нет оправдания мне.
Я решаюсь войти. Пусть тоска и тревога
Обернутся надеждою встреч и потерь!
Наконец–то я дома. Я стою у порога
И уже открываю непослушную дверь...

                                                           Июнь 1987 г.

СТАРОСТЬ

Я научилась быстро забывать
То, что не нужно помнить и мусолить.
Я научилась многое скрывать –
Любую волю можно приневолить.
Я этому училась сотни лет,
Но может быть, не доучилась малость.
Нет сожалений и надежды нет.
Никто не виноват, что это – старость...

                                                            1991 год 

ТЕЧЕНИЕ
Посвящаю себе

Течение несло. Течение качало.
Течение меня в прохладу облачало
И предлагало грусть со мною разделить.
А мне б и хорошо, а мне б и согласиться
Расплавиться в реке, забыться, раствориться,
Нарыв моей души в теченье перелить.

А мне б и хорошо – до срока до поры бы
Перенестись к созвездью, где резвятся рыбы
Подальше от людей и от своей тоски...
Хватило б только сил – вздохнуть – и оттолкнуться
От липких берегов, чтоб плыть, пока сольются
Течение души, течение реки...

...Течение несло. Природа мне дарила
Последний поцелуй. Она меня простила
И разрешила мне... Я это поняла...
         Ну вот, теперь уж – все... Мне большего не надо...
                                  Ни вежливых речей...
                                                   Ни ласкового взгляда...
         Ни сердца...
                         Ни руки...
                                           Ни света...
                                                                Ни тепла...
...Течение несло...

                                                                                            Май 1995 г.

ВМЕСТО РАЯ

Я одинока в мыслях. Но в душе...
О, помоги мне, Боже, и напутствуй
Меня в тот мир, который ждет уже
Таких, как я, и в мире том присутствуй.
Не ликом и не духом заслони
От зависти, обид и унижений,
А в светлой вере нас соедини
Во имя всех прощений и спасений.
…Придумай идеальный Мир-Эдем.
И чтобы смерти не было совсем!

                                        Ноябрь 1990 г.

КАК ЕСТЬ

Пусть всё останется как есть,
Коль быть не может по–другому.
Ты сохранишь покой и честь,
А я свою привязку к дому.

Но ведь любовь, но ведь любовь!!!
…Пусть подождет расположенья
Верховных звезд, тогда уж вновь
Она начнет привороженье

К себе трепещущих сердец,
Без промедленья завладеет
Покоем, честью! Наконец,
И отвязать меня сумеет.

А уж тогда, а уж тогда
Все сторожа б мои уснули...
Забудем “НЕТ”, и только “ДА!”
...Но доживу ли? Доживу ли?

Июль 1997 г.

ПРИШЛА СОСЕДКА...

Пришла соседка. Принесла ключи
И озорного попугая в клетке.
Рыдает: “Еду маму хоронить”...
Я искренне сочувствую соседке,   
   
А про себя-то думаю о том,
Что можно безмятежно жить на свете,
Покуда ждет тебя родимый дом
И папа с мамой живы. Мы – их дети.

...Ах, если бы им только не болеть,
И радоваться суете житейской,
И медленно, по капельке стареть,
Ведь нет мудрее мудрости библейской!

Ах, только б не спешили умирать!
Успеется... А нам за их спиною
Легко свои ошибки исправлять
И поступаться малою ценою.

Не слышат уши, не глядят глаза:
Пусть, только бы не скоро и не с ними!
Пусть разразится где-нибудь гроза
За дальними приделами, чужими...

Я, видно, не привыкну никогда
К теперешним и будущим утратам.
Должны пройти недели и года,
Чтоб разум подчинился... скорбным датам.

...Приехала соседка в поздний час
И плачет… Если б слезы помогали!
Так  о себе признаться в самый раз:
Родители все время ждали нас,
Они еще недавно ждали нас,
Но это мы за счастье не считали! 

                         Август 1985 г.. в редакции 2009 г.

ПРОЩАНИЕ

Как часто в жизни я прощаюсь,
С людьми прощаюсь навсегда,
И уж потом не возвращаюсь
Я к этим людям никогда.
Не знаю, поздно или вскоре
Я забываю, но не всех.
Не знаю, радость или горе,
Не знаю, слезы или смех
Нас ждут уже не за горами,
А, может быть, в ближайший час...
Все лучшее – да будет с нами
И сохранит былое в нас!
Нам больше незачем встречаться,
Я вам желаю лишь добра.
Прощайте! Мне нельзя остаться.
Мне уходить уже пора...

                           Февраль 1975 г.

              ВАРИАНТ. МОНОЛОГ ДЛЯ ХИЗРИ
            Посвящаю скульптору А. Хизри

А я не избегу. А я не одолею
Желания испить отраву из отрав,
Усладу из услад – не откажусь от прав,
Природой данных мне – и подставляю шею, 

И обнажаю грудь, и сердце отворяю
– Сознательно – кинжалу, пламени, стреле...
И я – уже пронзен. Я – раб. Я – в кабале
У дерзостной любви! Я разум в ней теряю...

...Теряю на ходу, на вираже, и гриву
Крылатого коня сжимая в кулаках,
Стремительно лечу к отвесному обрыву,
К отвесной высоте в крылатых облаках!..

Пусть будет все как есть, как должно – не иначе,
И если этот миг судьба не сохранит,
То остается
      глина,
            мрамор, 
                    и гранит.
И бронза – может, золото? –
                                               тем паче...
..А я не избегу...
                                       
                                          Май 1995 г.
 

ТРИ ДИ­А­ЛО­ГА О ЛЮБ­ВИ
1

–Ты ме­ня лю­бишь?

А ты?

Я пер­вая спро­си­ла. Я дол­го со­би­ра­лась и вот – спро­си­ла.

–Да, ко­неч­но! Но...

–Так «да» или «но»?

–Ты по­ни­ма­ешь, не все и не сра­зу мож­но го­во­рить вслух...

–Не все? Но ведь что-то мож­но, пусть и не сра­зу.

–Что-то мож­но, и то не всег­да.

–Не всег­да. Зна­чит – иног­да?

–Воз­мож­но.

–Нет, я не по­ни­маю! Про­жить с жен­щи­ной та­кую уй­му вре­ме­ни – и не ска­зать ей та­ко­го про­сто­го сло­ва!

–Да не мо­жет же быть…

–Очень да­же мо­жет – мо­гло, и бы­ло, и есть. И это из го­ло­вы мо­ей не вы­хо­дит. Я да­же не знаю, оби­жать­ся мне или воз­му­щать­ся?

–Я бы про­дол­жил: «или удив­лять­ся?»

–Нет, я уже ни­че­му не удив­ля­юсь. Удив­лять­ся нуж­но бы­ло в са­мый пер­вый день. Но уж если и тог­да ты су­мел обой­тись без это­го сло­ва, то те­перь ты, дол­жно быть, уве­рен, что оно нам с то­бой сов­сем не при­го­дит­ся!

–Да ни в чем я не уве­рен. По­то­му и ...

–По­то­му и мол­чишь?

–Воз­мож­но. Из нас двоих ты всег­да го­во­ришь боль­ше. Ви­ди­мо, ты боль­ше зна­ешь?

–Ви­ди­мо-не­ви­ди­мо! Кое-что я, ко­неч­но, знаю боль­ше, по­э­то­му так ред­ко и за­даю те­бе во­про­сы. И сто­и­ло мне толь­ко спро­сить од­наж­ды, за­меть! – толь­ко од­наж­ды, и ты так из­во­ра­чи­ва­ешь­ся, что­бы ни­че­го мне не от­ве­чать. Мож­но по­ду­мать, ты бо­ишь­ся не­сти от­вет­ствен­ность за ска­зан­ное.

–От­вет­ствен­ность? Ин­те­рес­но... Я и в са­мом де­ле не хо­тел бы брать на се­бя лиш­нюю от­вет­ствен­ность.

–Вот ви­дишь! Зна­чит, я пра­ва.

–И чу­дес­но. Я рад, что те­бе нра­вит­ся твоя пра­во­та.

–Нра­вит­ся мне? С че­го ты взял? И в чем же я пра­ва? Я ни­че­го осо­бен­но­го не спро­си­ла, а ты вон как отре­а­ги­ро­вал! Зна­чит, во­прос этот – важ­ный для те­бя?

–Для ме­ня? Он до­ста­точ­но важ­ный для всех.

–Ка­кое мне де­ло до всех! Ме­ня в дан­ном слу­чае ин­те­ре­су­ешь ты. Или ин­те­ре­со­вал. Хва­тит, на­до­е­ло. Мо­жешь вов­се не от­ве­чать.

–Зна­чит, ты ус­по­ко­илась и те­бе не ну­жен от­вет?

–Не ну­жен, по­то­му что у те­бя нет от­ве­та.

–От­вет у ме­ня есть, но я сом­не­ва­юсь, что он те­бя устро­ит.

–Тем бо­лее – по­мол­чи...

2

–Пом­нишь, ты ме­ня не­дав­но спро­си­ла...

–Что я спро­си­ла?

–Как? Ты не пом­нишь?

–Я те­бя по де­сять раз на дню о чем-ни­будь спра­ши­ваю, и раз­ве мо­гу все за­пом­нить?

–Ты пре­крас­но по­ня­ла, о чем я вспом­нил.

–...По­ня­ла. Так что, у те­бя есть для ме­ня но­во­сти?

–Я не знаю, с че­го на­чать. Ты так ка­те­го­рич­на...

–Так ты ме­ня хо­чешь еще и об­ви­нить? Что­бы мне бы­ло лег­че при­ми­рить­ся с твоим от­ве­том?

–Про­шу те­бя, не на­чи­най ссо­рить­ся.

–За­чем ссо­рить­ся? Я на­о­бо­рот – меч­таю о ми­ре и по­кое. И не я пер­вая вспом­ни­ла о том раз­го­во­ре. Ты хо­чешь мне что-то ска­зать?

–Хо­чу.

–Го­во­ри, я слу­шаю.

–Про­сти, если я ска­жу не так. Ты что-ни­будь име­ла в ви­ду, ког­да спро­си­ла ме­ня...

–А что я мо­гла иметь в ви­ду?

–Ну, то, что те­бя не устраи­ва­ет в на­ших от­но­ше­ниях.

–Да ни­че­го я та­ко­го не по­мы­шля­ла.

–Так что же тог­да?

–Ты опять на­чи­на­ешь? Те­бя что – спро­сить нель­зя ни о чем? Не хо­чешь от­ве­чать – и не на­до. За­чем то­лочь во­ду в сту­пе? И что ме­ня дер­ну­ло за язык – спра­ши­вать про та­кую тай­ну?

–Не на­до, про­шу те­бя...

–Вот имен­но: не на­до. И боль­ше не на­чи­най.

–Но ты мне и рта от­крыть не да­ешь.

–И не от­кры­вай. Ра­нь­ше мы об­хо­ди­лись без объяс­не­ний, обой­дем­ся и впредь. Я не хо­чу ни­че­го слы­шать, ты по­нял?

–По­нял.

–Пре­крас­но! Ну, что при­го­то­вить на об­ед?

–Все, что хо­чешь ты.

–Пред­ла­га­ешь мне вы­брать путь к тво­е­му серд­цу, хоть и че­рез же­лу­док, но по мо­е­му марш­ру­ту?

–Пред­ла­гаю.

–При­ни­маю пред­ло­же­ние. Дру­гих не бу­дет?

–Не бу­дет – по­ка...

3

–Это ты при­нес цве­ты?

–Вро­де, боль­ше не­ко­му...

–Да, ко­неч­но... Спа­си­бо, я сра­зу не со­об­ра­зи­ла. Кра­си­вые ро­зы. И ва­зу со­от­вет­ствен­но по­доб­рал.

–Уго­дил те­бе, зна­чит!

–Ну что ты, мне так при­ят­но! А ко­реш­ки по­дре­зал? Об­ра­бо­тал?

–Я сде­лал все, как на­до.

–На­де­юсь. Ро­зы – очень неж­ные соз­да­ния. Лю­бят уход и за­бо­ту о се­бе. Тог­да они жи­вут дол­го, да­же в сре­зан­ном ви­де.

–Знаю. На соб­ствен­ном опы­те.

–На соб­ствен­ном? У те­бя есть опыт? Ты ра­бо­тал са­дов­ни­ком?

–Са­дов­ни­ком? Нет, са­дов­ни­ком я не ра­бо­тал – са­дов­ни­ком нуж­но ро­дить­ся. Про­сто я лю­блю цве­ты, и ты это зна­ешь.

–Да, знаю. Ты мне ча­сто да­ришь цве­ты, но из рук – в ру­ки, так ска­зать, а ста­ви­ла в во­ду я са­ма. А се­год­ня ты... Что-то слу­чи­лось?

–А что дол­жно слу­чить­ся?

–Я про­сто спро­си­ла... И ты по­ста­вил их так тор­же­ствен­но, на ви­ду! По­стой, и торт – то­же ты? Нет, все по­нят­но, и во­про­сы мои глу­пые, но по­че­му все это?

–До­га­дай­ся са­ма. Это очень про­сто.

–Чув­ствую, что раз­гад­ка ле­жит на по­верх­но­сти, но я не ви­жу ее.

–Ты пло­хо смо­тришь. «Зри в ко­рень», как со­ве­то­вал Козь­ма Прут­ков.

–В ко­рень? Се­год­ня – обыч­ный день, праз­дни­ки дав­но про­шли, дни рож­де­ния еще не ско­ро, юби­ле­ев не пре­дви­дит­ся. Не ви­жу ни­ка­ко­го кор­ня. Лад­но, мне все рав­но. Кра­си­во, при­ят­но, на­де­юсь, что торт вкус­ный. Бу­дем пи­ро­вать! Сей­час бы­стрень­ко при­го­то­влю за­ку­сить...

–Бу­дет кста­ти. Я при­нес «Бо­ле­ро».

–Я сей­час упа­ду! Нет слов!

–Вот ви­дишь. И у те­бя не бы­ва­ет слов!

–Но толь­ко иног­да.

–Вот так же и у ме­ня.

–Нет, не так. В дан­ном слу­чае ты ме­ня оше­ло­мил. По­тряс. Я не знаю при­чи­ны, по­то­му и те­ряю сло­ва.

–За­то я знаю при­чи­ну.

–Да ну? Рас­ска­зы­вай.

–Рас­ска­зы­ваю. Жи­ли-бы­ли муж­чи­на и жен­щи­на. Мно­го ли, ма­ло ли они про­жи­ли – не из­вест­но, но жи­ли и не ту­жи­ли. Но скуч­но­ва­то по­ка­за­лось жен­щи­не, и она спро­си­ла...

–Не про­дол­жай, оста­но­вись. Я по­ня­ла. Ты сей­час вот от­ве­ча­ешь на мой не­дав­ний во­прос. Я ду­ма­ла, что ты про не­го за­был.

–Я не за­был. Ты не­до­воль­на от­ве­том?

–Ты луч­ше ме­ня зна­ешь, что жен­щи­на бы­ва­ет ред­ко чем-ни­будь до­воль­на до кон­ца. Цве­ты ка­приз­ны.

–Кто лю­бит цве­ты, вы­нуж­ден лю­бить и ка­при­зы лю­би­мых цве­тов.

–Вы­нуж­ден? Ни­кто ни­ко­го не вы­нуж­да­ет...

–По­жа­луй­ста, оста­но­вись! Я не хо­чу ни­ка­ких дис­кус­сий!

–Я то­же... Но чем же кон­чи­лась та ис­то­рия про муж­чи­ну и жен­щи­ну?

–От­вет пер­вый: та ис­то­рия не кон­ча­ет­ся ни­ког­да. От­вет вто­рой: они жи­ли дол­го и умер­ли в один день. Ка­кой те­бя боль­ше устраи­ва­ет?

–Са­ма не знаю, но, ско­рее все­го, тот, ко­то­рый по­дра­зу­ме­ва­ет для них обо­их счаст­ли­вую жизнь вдво­ем.

–По­дра­зу­ме­ва­ют-то оба, но не га­ран­ти­ру­ет ни один.

–Так как же тог­да?

–Как? А так: жить вдво­ем столь­ко, сколь­ко по­зво­ля­ет не ис­чер­пать се­бя по­ня­тие счаст­ли­вой жиз­ни вдво­ем.

–Счаст­ли­вая жизнь не мо­жет быть бес­ко­неч­ной.

–Мо­жет.

–Ты зна­ешь ре­цепт?

–Те­перь его зна­ешь и ты.

–Это ре­цепт на все слу­чаи жиз­ни?

–Не знаю, как на все, но для на­ше­го – го­дит­ся.

–А если все-та­ки не по­мо­жет?

–Я най­ду дру­гой.

–А если и тот...

–Бу­ду ис­кать даль­ше. Я тер­пе­лив.

–Но я не­тер­пе­ли­ва!

–Ни­че­го! У ме­ня тер­пе­ния хва­тит на двоих, на­де­юсь...

–Не знаю, что и го­во­рить. Ког­да не спра­ши­ва­ешь лиш­не­го, не при­хо­дит­ся ожи­дать от­ве­та, в том чи­сле и не­при­ят­но­го. Не хо­чу ни о чем спра­ши­вать.

–Пре­крас­но. Ро­зы вы­ра­зи­тель­ны и мол­ча­ли­вы. Раз­го­вор­чи­вы толь­ко их ка­при­зы.

–Лю­би­тель роз – лю­би­тель их ка­при­зов. Жаль, что все еще не про­фес­сио­нал!

–Счи­тай, поч­ти про­фес­сио­нал, ведь он не за­да­ет ро­зам ни­ка­ких во­про­сов.

–Ко­неч­но. Он ведь зна­ет, что они мол­ча­ли­вы...

–И ...раз­бор­чи­вы!

–Еще и как! Име­ют пра­во – на то и ро­зы!

                                                                                                 Ян­варь 1997 г.

 

ЭМИГРАНТЫ

Эмигранты, ах, эмигранты!
Кандидаты в репатрианты,
Кандидаты порой и в заложники,
И в свободного слова художники!
Может, вам по душе тот край?
Я кричу вам, вы слышите, слышите?!!
Может, вы хоть слово напишите,
Или, может, по “Голосу” скажите,
Или “Видео” нам покажете:
Там и вправду не жизнь, а рай?

Хоть источников информации
Время нашей цивилизации
Расплодило куда как много,
Только если судить их строго,
То не очень я верю им,
Потому и скажу вам честно:
Нам немного о вас известно.
Расскажите нам, пусть не сразу,
Не солгите только ни разу –
Что считаете вы своим?

То, что вы за собой оставили,
Кто - прославили, кто - ославили,
Кто - злорадствуя, кто - сожалея,
Кто - с оглядкой, а кто - посмелее,
Или то, что вы приобрели?
Кто - свободы мираж хваленый,
Кто - кусок колбасы копченой,
Кто - комфорта приятную ласку,
Кто - предательства липкую маску
В лабиринтах чужой земли?
 Что - СВОЕ? Что - РОДНОЕ? Что - ВЕЧНОЕ?
Что взамен за житье беспечное?
За доступность высокого-низкого,
За тоску, за разлуку с близкими?
Только тех я могу понять,Кто сердца на прощание вынули,
Когда Родину опрокинули
Не они, а в них - и безжалостно -
Обделили их малой малостью,
Той надеждой, что жизни мать!

гранты, эх, эмигранты,
Демократии нашей гаранты,
Благородства голодные дети,
Нелегко вам на этом свете -
И на том вам не будет легко!
Где и сколько бы вы ни жили, Трудным будет ваш путь к могиле,
Как и наш, всех тех, кто остались,
Не скитались и не отрекались,
В подлецы и в герои не рвались,
Но зато и всего нахлебались!
Мы помочь бы вам попытались,
Только мы от вас далеко...

Июль 1985 г.