Фоновая картинка - коллаж произведений Людмилы Максимчук
    Людмила Максимчук
   «Лепестки», 2010, 2020

ЛЕПЕСТКИ
    цветков поэзии,
     рассыпанные  возле древа жизни,
    рядом с памятником выдающимся поэтам мира

Литературно-образовательный цикл

Представленные в книге стихотворения посвящены выдающимся поэтам мира. Древо жизни неизбывно украшают цветки поэзии; цветки сменяются по закону природы, а лепестки остаются закладками на страницах книги бытия. При бережном прикосновении к лепесткам они словно оживают – и тогда перед нами предстают картины жизни целых народов, воспитавших национальных поэтов, которые стали гордостью и рупором эпохи. Поэты сумели отразить в своём творчестве не только свои личные переживания и впечатления, но и характер общественных отношений, социальной среды, условий выживания. Автор книги пропускает поэтические произведения больших мастеров через призму собственного восприятия поэзии, не подвластной времени.

Обращение к читателям – от автора

Мне очень интересны судьбы и творчество одарённых от природы людей. Среди них выделяю поэтов, тех самых, о которых написано в Писании: «Поэты; за ними следуют заблудшие». К сожалению, нынешняя поэзия зачастую относится к категории «массовая поэзия». Но за этими современными «подборщиками размеров и рифм» идти некуда и незачем. Часто это не поэзия вовсе. Курсы «как писать стихи?» бесполезны во все времена, стихосложению можно научиться номинально, но стать поэтом нельзя – им нужно быть.

 Хороших поэтов – великое множество, как цветов, как лепестков, и как ни один лепесток не является точной копией другого, так и поэты отличаются друг от друга. В разные годы меня интересовало творчество, можно сказать, совершенно не похожих друг на друга поэтов – их особенный мир, где они царили беспредельно и не отпускали назад, стал и моим. Жаль, что до наших дней дошли далеко не все их великие творения. Как авторитетно утверждают ныне традиционные источники информации, несколько веков до нашей эры и два тысячелетия нынешнего летоисчисления – вот тот интервал, в котором жили и творили известные нам поэты, и любимые всеми, и неожиданно прозвучавшие на общем фоне, а также запомнившиеся сразу же, по одной-двум строчкам их стихотворений, собственно, в них и заключён весь поэтический потенциал. Прослеживая судьбы выдающихся поэтов мира, перечитывая их произведения, я поражалась, как сумели они родиться в нужное время, до какой глубины постигли смысл жизни, насколько образно отразили современный им мир.

***
Могу сказать о себе: где бы и что бы со мной ни происходило значительного, всегда хочется отозваться на эти события голосом творчества: написать прозу, стихи, нарисовать картину, сложить песню и так дальше. Вслед за этим – прикладное, можно сказать, бытовое творчество, с которым не расстаюсь даже в повседневном обиходе. Конечно, не каждый день происходит то или это, но сложилась система механизмов личного мировоззрения, где колесо возврата к великим личностям и душам, оставившим неизгладимый след в творческой биографии нашей планеты, работает бесперебойно. И признаюсь: главные направления движения по путям созидания – это судьбы и произведения выдающихся поэтов прошлого и настоящего времени. Их глазами я смотрю на мир, вижу картины из жизни людей, сложившуюся обстановку, вместе с ними осуждаю или оправдываю происходящее. Произведения великих поэтов – вот «моя школа и мои университеты».

Поэты – камертон мировой истории, его духовное ядро. Проза обладает другими, более упрощёнными характеристиками. Не зря в древности полагали, что поэзия должна быть возвышенной, её сравнивали с дыханием богов, а прозу относили к низким искусствам. Маститые писатели уверенно и в то же время довольно изящно описывают в прозаических произведениях разные периоды жизни и истории; на прочтение некоторых повестей и романов требуются дни и месяцы. А в то же самое время поэты могут выразить задуманное – условно – в нескольких строчках или четверостишьях. В этом и состоит их предназначение, мастерство, высота парения их души.

Вся планета – моя родина, и меня не перестают волновать судьбы поэтов из разных регионов Земли. Материки, острова, народы, страны, империи, их столицы и провинции живут в произведениях запомнившихся и не известных мне поэтов. Так, как представил их поэт на своём родном языке, не смогут передать никакие другие произведения искусства, даже живопись или музыка, которые понятны всем без перевода. Слово – вообще – огромная сила, но именно слово поэта раскрывает бутон жизни, превращая его в пышный цветок в соответствии с силой того накала, которого достигло его сердце, сердце творца, с тем трепетом, который посылает в мир его душа.

Как велик и богат наш мир такими людьми!

Говорят, поэтом от Бога нужно родиться. Наверное, если не наверняка, это так. Осознать своё предназначение, ответственность перед собой и людьми, бывает очень непросто, особенно когда жизнь с её испытаниями и проблемами, как говорят, «берёт за горло». Но отказаться нельзя. Поэт обязан выполнить свою миссию. Даже маленькие способности, полученные при рождении, нужно тщательно и кропотливо взращивать, любую крупицу таланта нужно не потерять – по неосторожности или неосведомлённости, а вовремя выявить и развить в себе. Общее всегда нуждается в частном, потому в наш мир робко или смело входят поэты, чей дар нужен именно здесь и теперь, дабы помочь материальному миру перейти в более высокую стадию существования.

«Человек – это Бог, если он человек на самом деле».
                     Немецкий поэт Фридрих Гёльдерлин (1770–1843)

Сила творчества зависит от силы души и воли поэта, от той высоты, которой он способен достичь. Особенно интересно, когда в поэтическом произведении переданы не только чувства или ощущения, но представлены глубокие познания в затронутых вопросах и темах. Наверное, сказанное можно отнести к музыкантам, художникам и писателям, но дифференцированно. Не именно так и не только в такой последовательности происходит становление настоящих творцов, но все уроки и сюрпризы жизни, её испытаний и преград выливались и выливаются в реку поэзии. Способность подняться над реальностью, взглянуть на мир с высоты, внутренняя независимость от неких условностей, а главное, талант поэта – и есть залог написания достойного произведения. Только будучи честным и талантливым, можно не сфальшивить, не смазать действительность, не отчитаться поэтическим слогом о проделанной работе, а деликатно или эмоционально поделиться с миром своим откровением. Положительный опыт подсказывает: такое произведение, при всех сопутствующих неблагоприятных обстоятельствах, не потускнеет до такой степени, чтобы остаться вовсе незамеченным, к примеру, на противоположном конце света, в случае публикации, конечно.

…Безусловно, когда читаешь стихотворения в переводе (да и прозу тоже), читаешь то, что написал переводчик. Поэзия и проза обозначены разными отметками на шкале восприятия литературных произведений, хотя иногда они очень близки. Как замечал великий Иоганн Вольфганг Гёте, стихотворение должно быть таким, чтобы при переводе на другие языки – даже в прозе – оно не потеряло своего духа и оригинальности, было отличным от других, подобных ему. Есть замечательные переводы, а есть и такие, которых лучше бы не было вовсе, приходится читать между строк. Тем не менее великих авторов переводят не однажды, поэтому надежда остаётся…

***

В жизни каждого человека случаются встречи, переворачивающие его жизнь; редко, но встречаются. Для меня такие встречи – книги великих мастеров поэтического слова, высота и величие которых просматриваются даже при посредственном переводе с других языков на русский. Двух одинаковых поэтов нет, но схожие в чём-то – встречаются. В этой книге обращаюсь к творчеству поэтов: гениальных, великих, крупных, выдающихся, значительных, заметных, популярных, малоизвестных, своеобразных, забытых, осуждаемых, процветающих, непризнанных, грубоватых, сладкоголосых, принципиальных, слабохарактерных, иногда даже откровенно неординарных. Все они каким-то образом пробудили мой интерес к их жизни и творчеству, заставили под другим углом взглянуть на свои собственные работы, на своё творчество вообще. Меня волнует то, что волновало их когда-то или не так давно, интересуют их взгляды на происходящее, сам ход мысли, порядок заявленных ценностей.

«Жизнь бесполезна, если не посвящена великому идеалу – как затерянный в поле камень, не ставший частью здания».
                                                                                                                                     Филиппинский поэт Хосе Рисаль (1861–1896)

Человеческая цивилизация далека от совершенства – она устойчиво развивает физическую и интеллектуальную силы за счёт психической и духовной. Теперешний уровень её общего развития низок настолько, что можно только удивляться, что он не со знаком минус. Всё известное нам из прошлого – урезанные и подкорректированные мифы и легенды о «…». Многие существовавшие ранее источники знаний и описания событий погибли в жестоких войнах и катастрофах, остальные – искажены или уничтожены. Некоторые учёные полагают, что никакой условно достоверной истории более чем полуторатысячелетней давности у нас нет; история переписана не однажды, удлинена искусственно. Литературные памятники терялись, уничтожались, сохранялись избирательно. Тем не менее даже то, что осталось положительного или достойного внимательного изучения во всей противоречивой истории, – огромный плюс, даже плюс в квадрате, преобразованном в куб через творчество великих поэтов. Каждое точное слово, а тем более точную фразу, можно расшифровывать неоднократно – так приходит верное понимание прошлого, а затем и настоящего, плавно перетекающего в будущее, вверх, по дороге…

По дороге, ведущей к прогрессу цивилизации… Мир опять…

Да, мир постоянно сползает вниз, к понижению духовной, а скорее – душевной, составляющей, что, согласно законам материального выживания (законам физики), усиливает власть материи: чем ниже суммарный вес тяжести, тем устойчивее система. Однако в жизни души всё совершенно не так. Божественный замысел направляет душу в материальный мир для прохождения испытаний с целью развития каждой человеческой души в физическом теле. А люди, в свою очередь, должны способствовать положительным переменам на планете, расцвету природы, развитию животного мира. Эгоизм материи не выгоден Творцу, поэтому те, кто понял и осмыслил своё предназначение, становятся работниками Бога, а кто нет – рабами своих страстей, роботами, уродующими наш мир, задуманный прекрасным и гармоничным.  Есть ли среди них и поэты? Если да, то... Таких литераторов хочется назвать составителями рифмованной мозаики, столь популярной в наши дни.

Поэты… Они исцеляют мир, когда несут ему не броские выпады ума, всплески остроумия, соблазны физической красоты или их производные, а гораздо больше. Внутренняя сила творчества, умноженная на доброту сердца, является светом во тьме для всех окружающих, а произведения такого содружества – действенное средство против предрассудков и пороков. Любовь к ближним и дальним, сострадание, сочувствие, оптимизм – вот что преображает наш мир. При множестве и разнообразии сюжетов произведений всегда актуальны и востребованы темы, полные внутренней красоты, любви, личных переживаний, гуманизма, трудолюбия, чувств дружбы, человеческого достоинства, мужества, любви к родному краю, жизнелюбия, а также смысла и радости жизни, неотвратимости смерти, устройства мира и Вселенной.

И совсем непросто заниматься таким творчеством.

Мир материален до безобразия, он не останавливается в своём одностороннем развитии. Законы «перевёрнутого сознания», «пластилиновое» мышление, «пластмассовая» духовность доминируют в человеческом обществе. Оставаться и быть человеком становится всё труднее и труднее. Прогресс безжалостно ломает все барьеры, препятствующие торжеству материи и материальной диктатуры. Формируются новые открытия учёных, внедряются опасные технологии, усугубляются отношения между людьми, общество с огромной скоростью расслаивается на категории, группы, классы… Деньги – выгода, выгода – деньги, бумажки, фантики, которые ничего не стоят, но имеют огромную власть. От века к веку происходит стремительное расслоение общества; барьеры, принципиально отделяющие элиту от народа, растут всё выше, становятся всё прочнее. Получается, что без денег невозможно сделать ни одного дела?

Настоящие поэты – против такой постановки сценария. Технические, социальные, материальные и эмоциональные условности только усложняют вопросы, стоящие перед ними. Поэты не могут и не должны самоустраняться, им нельзя избегать фронта борьбы и творчества, являющегося самой жизнью. Им это противопоказано, и, как бы тяжело ни давалось им это творчество – во всех отношениях, – не отказываются от своего долга. При падении общей культуры, при наличии тотальной тенденции к снижению моральной составляющей цивилизации они силой своего таланта компенсируют то, чего этому миру не хватает: берутся за перо, находят новые краски, выражения, оттенки, методы подачи материла для раскрытия содержания и смысла происходящего на их глазах, расширяя картину мира, философскую и художественную.

Подлинные поэты работают в разных направлениях и жанрах, используют многообразные стили, приёмы и подходы. Но главное состоит в том, что они  не изменяют своей душе, мыслят образными и весомыми понятиями, стремятся к высоким идеалам. Некоторые из них подтягивают остальных до своего уровня восприятия, понимания, мышления, лечат болезни общества – прямым попаданием. Другие обнажают раны этого самого общества, раскрывают негативные, тайные стороны нашей действительности, заостряют наболевшие проблемы – действуют от противного.

Искусство двояко, оно от слова «искушать».

«Искусство ревниво: оно требует, чтобы человек отдавался ему всецело…»
    Итальянский поэт Микеланджело Буонарроти (1475–1564)

Радость, чистота, счастье, гармония, возвышенность мысли – прекрасные слова и словосочетания из лексикона человеческого. Не устаю восхищаться поэтами, художниками, писателями и другими посланцами от «империи искусства», которые призывают человеческие сердца к освобождению от страха и зависти, достижению личных совершенств, спокойствия, самообладания.

Такие посланцы действительно являются проводниками Божественного замысла. Они способствуют душевному пробуждению человека, осознанию величия и смысла жизни каждого человека, восхождению душевной составляющей в жизни, искусстве, везде, к чему они едва прикасаются. Те, кто в своих произведениях прямо или косвенно призывают к обратному – разрушители Божественного замысла. Нет слов или дел, безнаказанно оброненных в этом мире. Ангажированные поэты – не поэты вовсе. Как бы то ни было, возмездие за жизнь по «перевёрнутым» правилам обязательно существует.
Творящим или воспевающим в своих произведениях насилие и неправду стоит крепко задуматься о том, что их ждёт за кадрами жизни, по ту сторону бытия, где оценки наших мыслей, дел и намерений подлежат неведомой нам ревизии. Но ведь следующие за нами поколения рождаются на той же планете, только во всё более неуютном мире, исковерканном его прежними обитателями, живут на опустошённых землях, дышат отравленным воздухом, питаются синтетической пищей и прочее… А также смотрят низкопробные фильмы, читают такие же литературные произведения, любуются соответствующими художественными полотнами, работами дизайнеров и прочими произведениями ширпотреба, сфабрикованными соответствующими деятелями от культуры.

Жить по законам любви, красоты и чести всё труднее и труднее.
Кто за это ответит?
Мы с вами, а потом – наши дети, а потом…

Как писали древние мудрецы, закон циклов неизменен: что было с нами, то будет с вами.

Измениться самому в лучшую сторону никогда не поздно – до определённого предела.
Измениться миру в лучшую сторону – гораздо труднее, ибо многие границы, категории и пределы размыты и разрушены – надеюсь, не окончательно.
Поэтический талант способен донести до всех остальных эти важные мысли и знания, цена которым – смысл и качество жизни каждого человека, всего живого на нашей планете.

Великие поэты издавна умели разбираться во всём этом. То ошибаясь, то уверенно, то интуитивно, они выбирали те дороги, по которым вела их душа: или широкие магистрали творчества, или извилистые горные тропки, или тенистые лесные дорожки. Они оставались верными себе, оставались великими, о чём бы ни писали. Правители с незапамятных времён привыкли содержать придворных поэтов в своей свите для утверждения своего величия, для пропаганды своей идеологии, для прославления своих дел. Тем не менее настоящие поэты, не покривив душой, умели использовать свою близость к трону, употреблять свои таланты и знания для изложения собственного мнения, используя, например, приёмы сказок, баллад, басен, аллегории, сатиры, – так способствовали улучшению жизни – или даже пробуждению – народа, для которого их творчество было откровением и поддержкой.

«Великий грех – насилье, угнетение;
Но также грех – и робость унижения».
                  Персидский поэт Саади Ширази (1203-1210 – 1292)

***
Поэты суть пророки, иногда – теоретики, иногда – предсказатели, иногда – борцы.

Как правило, никто из великих и неравнодушных долго не жил. Редким поэтам удаётся прожить долго и безмятежно, беззаботно и сытно, остальным же приходится участвовать в преодолении переломных моментов человеческой истории, что получает яркое отражение в их произведениях. С начала мира поэты повторяли или разделяли судьбы своих народов. Не составляют секрета частные и общие случаи поведения поэтов при критических обстоятельствах. Многие из них, не жалея себя и не выделяя в особую «категорию неприкосновенных», но отстраняясь от самих себя, преодолевая свои слабости, стойко боролись с неправдой, вскрывали нарывы общества, высмеивали пороки. В самые критические периоды они оставались рядом, вместе с людьми, которым адресовали свой духовный труд.

Самодержцы мира сего не могли смириться с этим и ничего не прощали поэтам, осмелившимся выйти из-под их неусыпного контроля. Быть униженным и угнетённым, лишённым крова, пищи, внимания близких или попасть в забвение – наверное, не самое страшное для творческого человека. Страшнее лишиться своего голоса, своей индивидуальности, опустить ниже дозволенного планку творчества, принять условия соглашательства, выживания, молчания, наконец. Тех поэтов, которые не сдавали своих позиций, несмотря ни на что, преследовали открыто, убивали тайно, томили в застенках, казнили на эшафотах, сжигали на кострах, расстреливали в упор, подталкивали к самоубийству, а потом лицемерно распространяли о них фальшивые слухи. Приёмы известны давно.

Поэзия отражает мир и его порядки в зеркалах душ поэтов разного масштаба. Говорят, жизнь только одного настоящего поэта оправдывает существование миллионов прожигателей жизни без пользы и всякого смысла.

Войны и революции, междоусобицы и захваты, вражда и голод, стихийные и рукотворные катастрофы и бедствия, предательство и месть с древних веков и до наших дней сотрясают планету, они же и остаются в проникновенных поэмах и стихотворениях на долгие годы… Европейская поэзия изначально разительно отличается от поэзии других материков и островов. Может быть, Европе повезло с тем, что на её территории проживало и проживает много значительных поэтов. Зато очень не повезло с тем, что эта самая Европа стала поработительницей многочисленных народов всего мира, союзом колониальных держав, накинувших петлю неволи на слаборазвитые, но богатые человеческим потенциалом, драгоценными ископаемыми, сырьём и прочими ресурсами государства других континентов. Поэтому на всех континентах появлялись и поэты, которые не могли оставаться в неведении и бездействии, беспощадно обличали диктаторские и колониальные порядки, ратовали за свободное развитие целых стран и народов, за освобождение от иноземного господства. Южная Америка, Африка, Азия – сплошной вопль: короли и президенты, демократы и консерваторы, богачи и миллионеры, избавьте народ от тирании, эксплуатации, притеснения, нищеты и бесправия!       

«Я верю, муки приняты не зря,
я вижу, долгожданная заря
полотнище над миром поднимает,
и мой Египет цепи разрывает
и богатырской поступью шагает
к рассвету через горы и моря».
          Египетский поэт Ибрахим Мухаммед Наги (1898–1953)

***

Поэзия – путь к духовному взаимопониманию между народами, она ускоряет процессы развития и расцвета мира, сокращает расстояния между людьми разных верований и национальностей. Человек и государство – всегда на разных полюсах. Чистота высоких поэтических строчек очищает мир от скверны, так было прежде и будет всегда. Прекрасные, вдохновенные, искренние строки всё так же несут свет и свободу человеку, освобождают его сердце от зависти, лицемерия, страха, придают ему уверенности в себе, поддерживают в нём всё лучшее, родившееся в результате трудов, борьбы и множества побед над самим собой. Значительные поэты нередко жили и живут очень скромно, не стремились и не стремятся к личной выгоде и славе: они постигли величие и смысл жизни человека в прошлом и настоящем, ибо стоят на ступенях своего творчества гораздо выше многих своих современников, достигнувших высот других ступенек другого рода деятельности по соседству, на отдельно стоящих пирамидах.
И одновременно парадокс: ничто человеческое не чуждо и великим поэтам, только масштабы их человеческих чувств и переживаний более обширны, чем те же показатели у остальных людей. Стихотворение – это стихии творение, то есть сотворённое стихией. Стихия в творчестве присутствует непременно, а творец, то есть поэт, должен уметь направить стихию в нужное русло. Никак не иначе!

Поэтам приходится нелегко по многим показателям. Их тонкой душевной составляющей бывает гораздо труднее примиряться с жёсткими бытовыми, социальными, политическими обстоятельствами, чем обывателю с очерствевшим сердцем… Личная жизнь каждого из них созвучна жизни других их современников и точно так же отлична от них; и великим не чужды человеческие слабости и недостатки, человеческие ошибки и проступки. Их позиции в жизни и творчестве могут не совпадать. Важно другое. Они сумели – в той или иной степени – реализовать дар поэтической природы: вдохнуть высокие божественные вибрации, проникнуться ими и выдохнуть в полную силу, то есть реализовать себя в творчестве, проявиться в своих произведениях.

Земная жизнь – малая искорка Вечной жизни, не имеющей начала и конца. Эта искорка угасает тогда, когда человек во всех отношениях исчерпал себя сам, и ему нечем больше гореть, потому что творческая его сила целиком истрачена. Не жаль, что истрачена: было б, на что! Когда умирают поэты, над миром долго витают герои и идеи их произведений, продолжая оказывать огромное влияние на воспитание следующих поколений.

***
 Мне легко представить, как в некоем огромном великолепном зале собрались поэты, с которыми мои диалоги не прекращаются никогда, к творчеству которых я обращаюсь в этой книге. Совершенно разные во всех отношениях люди из разных стран, сыновья и дочери десятков народов и сотен народностей, разных сословий, разных возрастных категорий, разных цветов кожи и волос, заставших разные периоды и уклады жизни, с разными характерами и принципами – всех их объединяет то, что заставило меня обратить на них внимание. Они бы не удивились такой ассамблее, а, наверное, воспользовались бы случаем заявить о себе миру – ещё и ещё раз – лучшими строками своих лучших произведений. Первые строки – и Солнце светит ярче, следующие строки – и сердца людей, как бутоны цветов, всё больше раскрываются навстречу солнечным лучам, природе, друг другу. Природа преображается и отвечает цветением, свежестью, новыми красками и оттенками, новыми рождениями и совершенствами. Поэтические голоса звучат всё громче и отчётливей – стены зала раздвигаются, обращаются в туманную пыль, тают бесследно. Летят лепестки! Нет границ для поэзии – самые тёмные и чёрствые души становятся светлее и мягче, планета отзывается искренним резонансом, всё более преображается на глазах потрясённых её обитателей. Люди, говорящие на разных языках, изумлённо вглядываются в происходящее с ними и окружающей их действительностью, с радостью принимают случившееся, повторяют вслед за поэтами их стихи. Человек увидел в другом равного себе, люди поняли наконец друг друга, потому что до них дошло самое главное: не материальное, а поэтическое восприятие мира должно лежать в основе счастливого существования всего живого.

Поэзия возвышенных чувств – вот единственная и нетленная ценность, имеющая значение во всех уголках Вселенной.

***
Поэты – совесть мира, не те, которых называют поэтами, а те, которые ими являются.

Восхищаюсь великими.
Преклоняюсь перед ними.
Их примеры – образцы высочайшей пробы.

Родиться поэтом – аванс, который нужно отработать.

15 ноября 2019 г.

 

 

     СОДЕРЖАНИЕ


Милость Богов    
Обращение к читателям – от автора   
Дар   
Древнегреческому поэту Гомеру (приблизительно VIII век до н.э.)   
Древнегреческой поэтессе Сапфо (630-612 – 572-570 до н.э.)  
Китайскому поэту Цюй Юаню (приблизительно 340–278 до н.э.)   
Римскому поэту Марону Публию Вергилию (70–19 до н.э.)   
Римскому поэту Дециму Юнию Ювеналу (приблизительно 60–127)   
Китайскому поэту Цао Чжи (192–232)   
Римскому христианскому поэту Аврелию Пруденцию Клементу (348–405)   
Индийскому поэту Калидасе (приблизительно IV–V века)   
Валлийскому поэту-барду Талиесину (534–599)  
Византийскому поэту Агафию Миринейскому (536–582)  
Японской поэтессе Дзито-тэнно (императрице Дзито) (645–703)   
Китайскому поэту Ли Бо (701 – 762-763)   
Японскому поэту Отомо-но Якамоти (716–785)       
Японскому поэту Аривара-но Нарихира (825–880)   
Китайской поэтессе Юй Сюаньцзи (844–871)   
Персидскому и таджикскому поэту Джафару Рудаки (860–941)   
Персидскому и таджикскому поэту Абдулькасыму Фирдоуси (приблизительно 940 – 1020-1030)   
Армянскому поэту Григору Нарекаци (950–1003)   
Византийскому поэту Христофору Митиленскому (приблизительно 1000–1050)   
Персидскому поэту Омару Хайяму (1047–1123)   
Еврейскому поэту Иегуде Галеви (1075–1141)
Французскому поэту Кретьену де Труа (приблизительно 1130–1191)  
Французскому окситанскому поэту Бертрану де Борну (1140–1215)   
Нидерландскому поэту Генриху фон Фельдеке (1140-1150 – 1200)   
Азербайджанскому поэту Низами Гянджеви (1141–1209)   
Грузинскому поэту Шота Руставели (1172–1216)   
Исландскому поэту Снорри Стурлусону (1178–1241)   
Арабскому суфийскому поэту Омару ибн Али Ибн Аль-Фариду (1181–1234)   
Испанскому поэту Гонсало де Берсео (1198–1264)   
Армянскому поэту Фрику (приблизительно 1234–1315)   
Турецкому суфийскому поэту Юнусу Эмре (приблизительно 1240–1322)   
Итальянскому поэту Данте Алигьери (1265–1321)  
Итальянскому поэту Франческо Петрарке (1304–1374)   
Вьетнамскому поэту Нгуену Чай (1380–1442)
Французскому поэту Франсуа Вийону (1431-1432 – 1463)   
Узбекскому суфийскому поэту Алишеру Навои (1441–1501)  
Итальянскому поэту Микеланджело Буонарроти (1475–1564)   
Турецкому и азербайджанскому поэту Мухаммеду Физули (1494–1556)   
Индийской поэтессе Мирабай (1498-1499 – 1546-1547)   
Португальскому поэту Луису де Камоэнсу (1524–1580)   
Корейскому поэту Чон Чхолю (1536 –1594).   
Испанскому поэту Мигелю де Сервантесу (1547–1616)  
Итальянскому поэту Джордано Бруно (1548–1600)   
Английскому поэту Уильяму Шекспиру (1564–1616)   
Английскому поэту Джону Донну (1571–1631).       
Нидерландскому поэту Якобу Катсу (1577–1660)   
Испанскому поэту Педро Кальдерону де ла Барка (1600–1681)   
Немецкому поэту Паулю Флемингу (1609 – 1640)   
Французскому поэту-баснописцу Жану Лафонтену (1621–1695)  
Нидерландскому поэту Виллему Годсхалку ван Фоккенброху (1630-1635 – 1674-1675)   
Японскому поэту Мацуо Басё (1644–1694)   
Мексиканской поэтессе Хуане Инес де ла Крус (1651–1695)  
Русскому поэту Михаилу Ломоносову (1711–1765)   
Русскому поэту Александру Сумарокову (1717–1777)   
Туркменскому поэту Махтумкули (приблизительно 1733–1783)   
Немецкому поэту Иоганну Вольфгангу Гёте (1749–1832)   
Башкирскому поэту Салавату Юлаеву (1754–1800)  
Шотландскому поэту Роберту Бёрнсу (1759–1796)   
Немецкому поэту Фридриху Шиллеру (1759–1805)
Немецкому поэту Фридриху Гёльдерлину (1770–1843)   
Датскому поэту Адаму Готтлобу Эленшлегеру (1779–1850)  
Шведскому поэту Эсайасу Тегнёру (1782–1846)   
Русскому поэту Василию Жуковскому (1783–1852)   
Таиландскому поэту Сунтону Пу (1786–1855)   
Боливийскому поэту Хосе Игнасио де Санхинесу (1786–1864)   
Русскому поэту Антонию Погорельскому (1787–1836)   
Уругвайскому поэту Бартоломе Идальго (1788–1822)   
Английскому поэту Джорджу Байрону (1788–1824)   
Польскому и белорусскому поэту Адаму Мицкевичу (1798–1855)   
Русскому поэту Александру Пушкину (1799–1837)   
Словенскому поэту Франце Прешерну (1800–1849)   
Французскому поэту Виктору Гюго (1802–1885)   
Монгольскому поэту Данзину Равдже (1803–1856)   
Эстонскому поэту Фридриху Рейнгольду Крейцвальду (1803–1882)   
Финскому поэту Юхану Людвигу Рунебергу (1804–1877)   
Норвежскому поэту Юхану Себастьяну Вельхавену (1807–1873)   
Швейцарскому поэту Жюсту Оливье (1807–1876)   
Американскому поэту Генри Лонгфелло (1807–1882)   
Туркменскому поэту Молле Непесу (1810–1862)   
Русскому поэту Михаилу Лермонтову (1814–1841)   
Украинскому поэту Тарасу Шевченко (1814–1861)   
Хорватскому поэту Петару Прерадовичу (1818–1872)   
Словацкому поэту Янко Кралю (1822–1876)   
Венгерскому поэту Шандору Петефи (1823–1849)   
Мексиканскому поэту Франсиско Гонсалесу Боканегра (1824–1861)   
Норвежскому поэту Генрику Юхану Ибсену (1828–1906)   
Сербскому поэту Джюре Якшичу (1832–1878)   
Австралийскому поэту Адаму Линдсею Гордону (1833–1870)   
Американскому поэту Томасу Бейли Олдричу (1836–1907)    
Лезгинскому поэту Етиму Эмину (1838–1884)  
Польскому поэту Адаму Асныку (1838–1897)   
Французскому поэту Стефану Малларме (1842–1898)   
Эстонской поэтессе Лидии Койдуле (1843–1886)  
Алжирскому поэту Си Моханду (1843–1906)   
Казахскому поэту Абаю Кунанбаеву (1845–1904)   
Албанскому поэту Наиму Фрашери (1846–1900)   
Бразильскому поэту Кастро Алвесу (1847–1871)  
Болгарскому поэту Христо Ботеву (1848–1876)   
Румынскому поэту Михаю Эминеску (1850–1889)   
Кубинскому поэту Хосе Марти (1853–1895)  
Французскому поэту Артюру Рембо (1854–1891)   
Португальскому поэту Жозе Жоакину Сезариу Верде (1855–1886)   
Русскому поэту Иннокентию Анненскому (1855–1909)   
Итальянскому поэту Джованни Пасколи (1855–1912)   
Бельгийскому поэту Эмилю Верхарну (1855–1916)   
Гватемальскому поэту Исмаэлю Серна Сандоваль (1856–1901)   
Осетинскому поэту Коста Хетагурову (1859–1906)   
Греческому поэту Костису Паламасу (1859–1943)   
Филиппинскому поэту Хосе Рисалю (1861–1896)   
Индийскому поэту Рабиндранату Тагору (1861–1941)   
Русскому поэту Семёну Надсону (1862–1887)   
Киргизскому поэту Токтогулу Сатылганову (1864–1933)   
Новозеландской поэтессе Джесси Маккей (1864–1938)   
Латвийскому поэту Яну Райнису (1865–1929)   
Английскому поэту Редьярду Киплингу (1865–1936)   
Ирландскому поэту Уильяму Батлеру Йейтсу (1865–1939)   
Никарагуанскому поэту Рубену Дарио (1867–1916)   
Чехословацкому поэту Петру Безручу (1867–1958)    
Армянскому поэту Ованесу Туманяну (1869–1923)   
Русскому поэту Ивану Бунину (1870–1953)
Египетскому поэту Мухаммеду Хафизу Ибрахиму (1871–1932)   
Мексиканскому поэту Энрике Гонсалесу Мартинесу (1871–1952)   
Фарерскому поэту Симуну ав Скарди (1872–1942)  
Русскому поэту Валерию Брюсову (1873–1924)   
Еврейскому поэту Хаиму Нахману Бялику (1873–1934)   
Колумбийскому поэту Гильермо Валенсии (1873–1943)   
Литовскому и русскому поэту Юргису Балтрушайтису (1873–1944)  
Русскому поэту Николаю Рериху (1874–1947)   
Абхазскому поэту Дмитрию Гулиа (1874–1960)   
Австрийскому поэту Райнеру Марии Рильке (1875–1926)   
Перуанскому поэту Хосе Сантос Чокано(1875–1934)   
Финскому поэту Эйно Лейно (1878–1926)   
Японской поэтессе Ёсано Акико (1878–1942)   
Словенскому поэту Отону Жупанчичу (1878–1949)   
Канадскому поэту Эмилю Неллингану (1879–1941)   
Французскому поэту Гийому Аполлинеру (1880–1918)   
Русскому поэту Александру Блоку (1880–1921)   
Испанскому поэту Хуану Рамону Хименесу (1881–1958)   
Белорусскому поэту Янке Купале (1882–1942)   
Азербайджанскому поэту Гусейну Джавиду (1884–1941)   
Русскому поэту Велимиру Хлебникову (1885–1922)   
Татарскому поэту Габдулле Тукаю (1886–1913)   
Бразильскому поэту Мануэлу Бандейре (1886–1968)   
Русскому поэту Игорю Северянину (1887–1941)   
Русскому поэту Самуилу Маршаку (1887–1964)   
Молдавскому поэту Алексею Матеевичу (1888–1917)   
Американскому поэту Томасу Элиоту (1888–1965)   
Узбекскому поэту Хамзе Хакимзаде Ниязи (1889–1929)   
Чилийской поэтессе Габриэле Мистраль (1889–1957)   
Русской поэтессе Анне Ахматовой (1889–1966)   
Русскому поэту Осипу Мандельштаму (1891–1938)   
Чешскому поэту Йозефу Гора (1891–1945)   
Украинскому поэту Павлу Тычине (1891–1967)   
Русскому поэту Ивану Батраку (1892–1938)   
Русской поэтессе Марине Цветаевой (1892–1941)   
Уругвайской поэтессе Хуане де Ибарбуру (1892–1979)   
Казахскому поэту Султанмахмуту Торайгырову (1893–1920)  
Русскому поэту Владимиру Маяковскому (1893–1930)   
Русскому поэту Сергею Есенину (1895–1925)
Якутскому поэту Платону Ойунскому (1893–1939)  
Армянскому поэту Егише Чаренцу (1897–1937)  
Норвежскому поэту Тарьею Весосу (1897–1970)   
Эквадорскому поэту Медардо Анхелю Сильве (1898–1919)   
Испанскому поэту Федерико Гарсиа Лорке (1898–1936)   
Пуэрто-риканскому поэту Луису Палес-Матосу (1898–1959)   
Чувашскому поэту Мишши Сеспелю (1899–1922)   
Аргентинскому поэту Хорхе Луису Борхесу  (1899–1986)   
Сальвадорскому поэту Альфредо Эспино (1900–1928)   
Кабардинскому поэту Али Шогенцукову (1900–1941)   
Малийскому поэту Фили Дабо Сиссоко (1900–1964)   
Шорскому поэту Степану Торбокову (1900–1980)   
Турецкому поэту Назыму Хикмету (1902–1963)   
Маврикийскому поэту Малькольму де Шазалю (1902–1981)   
Эквадорскому поэту Каррера Андраде (1903–1978)   
Парагвайской поэтессе Хосефине Пла (1903–1999)   
Литовской поэтессе Саломее Нерис (1904–1945)  
Чилийскому поэту Пабло Неруде (1904–1973)   
Южноафриканскому поэту Бенедикту Вилакази (1906–1947)   
Сенегальскому поэту Леопольду Сенгору (1906–2001)   
Русскому поэту Арсению Тарковскому (1907–1989)   
Венесуэльскому поэту Мигелю Отеро Сильве (1908–1985)  
Тунисскому поэту Абу аль-Касим аш-Шабби (1909–1934)   
Удмуртскому поэту Филиппу Кедрову (1909–1944)   
Венгерскому поэту Миклошу Радноти (1909–1944)  
Танзанийскому поэту Шаабан Роберту (1909–1962)   
Русскому поэту Александру Твардовскому (1910–1971)   
Таджикскому поэту Мирзо Турсун-заде (1911–1977)   
Греческому поэту Одисеасу Элитису (1911–1996)   
Афганскому поэту Абдуррауфу Бенава (1913–1985)   
Мадагаскарскому поэту Жаку Рабеманандзару (1913–2005)   
Мартиникскому поэту Эме Сезеру (1913–2008)  
Еврейскому поэту Аврому Суцкеверу (1913–2010)   
Турецкому поэту Орхану Вели Каныку (1914–1950)   
Английскому валлийскому поэту Дилану Томасу (1914–1953)   
Киргизскому поэту Алынкулу Осмонову (1915–1950)   
Русскому поэту Константину Симонову (1915–1979)   
Суринамскому поэту Трефоссу (1916–1975)   
Гвинейскому поэту Мамаду Траорэ Рэй Отра (1916–1990)   
Эфиопскому поэту Кэббэдэ Микаэлю (1916–1998)   
Поэту Берега Слоновой Кости Бернару Дадье (1916–2019)  
Корейскому поэту Юн Дончжу (1917–1945) 
Американскому поэту Роберту Лоуэллу (1917–1977)  
Балкарскому поэту Кайсыну Кулиеву (1917–1985)   
Алжирскому поэту Мухаммеду Дибу (1920–2003)   
Польскому поэту Кшиштофу Камилю Бачинскому (1921–1944)   
Индонезийскому поэту Хайрилу Анвару (1922–1949)   
Ангольскому поэту Антонио Агостиньо Нето (1922–1979)   
Абазинскому поэту Пасарби Цекову (1922–1984)   
Марокканскому поэту Мухаммеду Азизу Лахбаби (1922–1993)   
Исландскому поэту Ханнесу Сигфуссону (1922–1997)  
Мозамбикскому поэту Жозе Кравейринье (1922–2003)   
Калмыцкому поэту Давиду Кугультинову (1922–2006)   
Американской поэтессе Денизе Левертов (1923–1997)  
Сирийскому поэту Низару Тауфику Каббани  (1923–1998)   
Конголезскому поэту Патрису Лумумбе (1925–1961)   
Никарагуанскому поэту Эрнесто Карденалю Мартинесу (р. 1925)   
Эвенкийскому поэту Николаю Оёгиру (1926–1988)   
Поэтессе из Сан-Томе и Принсипи Алде до Эспирито Санто (1926–2010)   
Гаитянскому поэту Рене Депестру (р. 1926)    
Чукотскому поэту Виктору Кеулькуту (1929–1963)   
Сент-люсийскому поэту Дереку Уолкотту (1930–2017)   
Угандийскиому поэту Окоту п’Битеку (1931–1982)   
Ненецкой поэтессе Любови Комаровой-Ненянг (1931–1996)   
Адыгейскому поэту Исхаку Машбашу (р. 1931)   
Американской поэтессе Сильвии Плат (1932–1963)   
Нигерийскому поэту Кристоферу Окигбо (1932–1967)   
Южноафриканской поэтессе Ингрид Йонкер (1933–1966)   
Ганскому поэту Кофи Авунору (1935–2013)   
Русскому поэту Николаю Рубцову (1936–1971)   
Бурятскому поэту Дондоку Улзытуеву (1936–1972)   
Алтайскому поэту Борису Укачину (1936–2003)   
Русскому поэту Игорю Таяновскому (1936–2009)   
Хакасскому поэту Моисею Баинову (1937–2001)   
Русскому поэту-барду Владимиру Высоцкому (1938–1980)   
Сьерра-леонскому поэту Гастону Барт-Уильямсу (1938–1990)   
Русскому поэту Александру Буряченко (1940–2004)   
Палестинскому поэту Махмуду Дарвишу (1941–2008)   
Тувинскому поэту Александру Даржаю (1944–2016)   
Хантыйскому поэту Юрию Вэлле (1948–2013)   
Русскому поэту-барду Игорю Талькову (1956–1991)   
Дагестанскому поэту Хизри Асадулаеву (р. 1956)   
Русской поэтессе Ирине Щербине (1972–2018)  
Русской поэтессе Марине Шамсутдиновой (р. 1975)   
Поэтам, очарованным Камчаткой   
Поляна поэтов   
На земле Бояна   
Богам виднее…  (вариант)  
Кому нужны стихи?   
Живи, поэт…   
Слово   
Музыка и слово   
Пастушка   
Поэзия   
Творчество   
Огонь   
Приснилось мне   
Смерть прозаична  
Песня   
Отрекаюсь  
Поэтам всех времён   
Русским поэтам 1920–1930-х годов   
Северные стихи  
Южные стихи   
Западные стихи....   
Восточные стихи   
Откуда что берётся?   
Стихи мои   
Мне бы…    
Последнее  
Судьба поэта   

 

https://velikiynovgorod.bezformata.com/listnews/biblioniki-postupila-kniga-lyudmili/85670232/
    

 

Милость Богов

Печально, что не всем поэтам
Досталась милость от Богов!
Короткий миг – и вспышка света
Погаснет – и венок сонетов
Укроет тень седых снегов.

 

…Но миг магический длиннее,
Чем тень от века в час зари.
Богов не судят. Им виднее,
Кому, когда и что дарить.

 

Богов не судят, не свергают,
И храмы не спешат ломать.
Пред ними головы склоняют,
А много после – понимают,
Иль начинают понимать...

 

                                  25 февраля 2010 г.

 

Дар

Поэзии высокой дар,
Дар красоты и откровений,
Мучительнее всех мучений,
Сильнее всех волшебных чар.

 

Он чаще мимо пролетит,
Но если избирает душу,
То море вывернет на сушу
И сушу в море обратит!

 

...Наверно, легче жить в тиши
И без божественного дара,
Без страсти, бури, без пожара,
Без извержения души.

 

Наверно, проще бы жилось
Душе, огнем не обожженной,
Душе, от молний огражденной,
А не пронзаемой насквозь.

 

Но дар все тайное познал,
Ему противиться нет мочи.
Свеченьем дня, прозреньем ночи
Он в чувствах мысли обогнал.

 

Он музы – прихоть и завет,
Скорее – бремя, чем отрада,
Скорее – плаха, чем награда,
Скорее – зарево, чем свет!

 

...Нечаянность, или судьба,
Или затмение – не знаю,
И дар – как веру – принимаю;
О том была моя мольба...

 

                                    Сентябрь 1992 г. 

 

Древнегреческому поэту Гомеру 
(приблизительно VIII век до н.э.) 


«Будет! Распрю окончи войны, равно всем ужасной,
Чтоб на тебя не прогневался Зевс широкоглядящий!»
                                    Гомер, перевод В. Вересаева, «Одиссея»

 

Троянский конь. Победа греков.
Страстей безудержных разгул.
Вино и кровь. Триумф и эхо
В веках… Кто нынче верит в это?
А может, летописи лгут?
…Теперь сменился караул:
На месте брани и успехов –
Константинополь и Стамбул;

На месте славы Одиссея
И крови, пролитой в боях, –
Совсем другая эпопея
В преобразованных краях.

Ведь минуло гораздо больше
Трёх тысяч с половиной лет!
……………………………….
…Гомер писал о древнем прошлом –
Нащупал тему и сюжет

Из глубины эпохи бурной
И, разглядев в размытой мгле
Героев жизни авантюрной,
Смотрел вперёд… Да был ли слеп?

Он словно видел пред собою
Канву событий вековых;
Не только Грецию и Трою
Он в мыслях лицезрел своих – 

Он нам представил в красках ярких
Богов, баталии, пиры,
Как будто в тех походах жарких
Сам испытал душевный взрыв!

Он видел, как взрослеют души
Своих героев молодых.
Он пел – его хотелось слушать
И вновь переживать о них.

Он путешествовал по миру,
Вслед за героями летел.
С собою брал перо и лиру,
Писал и пел, писал и пел

О том, как юные мужают,
Как укрепляется любовь,
Как Боги мстят и как прощают,
Как предают, как выручают,
Как убивают, воскрешают…
…Его поэмы возвращают
К былым сказаньям вновь и вновь.

Богов, царей, богинь прекрасных,
Военачальников, жрецов –
Изобразил предельно ясно;
Теперь и десять мудрецов
Такого бы не написали…

Так воздадим же честь тому,
Кого Гомером величали,
Кого мыслителем считали,
Кого великим называли, –
Хвала таланту и уму!      

 

***
…Прошло немало тысяч лет.
Земля других певцов рождала,
Но им подал пример сначала
Тот первый, греческий поэт.  

 

                                         23 марта 2010 г., в редакции 2019 г. 

 

Девнегреческой поэтессе Сапфо (630-612 – 572-570 до н.э.)

«Близ луны прекрасной тускнеют звезды,
Покрывалом лик лучезарный кроют,
Чтоб она одна всей земле светила полною славой». 
                                                        Сапфо, перевод В. Иванова 

 

                        1. 

 

Да можно ли действительно поверить
Тому, что было сотни лет назад?
Что было правдой? Ложью? Наугад
Не стоит осуждать – по меньшей мере – 

 

Хотя бы то, что в летопись попало!
Что о Сапфо теперь известно нам?
Что барды ей курили фимиам
За светлый лик, за чистое начало, 

 

Что в честь нее чеканили монеты,
Что воспевали знатные поэты
Достоинства ее и красоту.
...Сама собой являвшая мечту, 

 

Постигшая поэзии секреты,
Сапфо была не просто знаменита:
Она слыла кумиром молодых,
Ценила добродетели других;
Душа её – наивна и открыта. 

 

Её стихи нежны и благозвучны,
Как завещал мифический Орфей
Божественною лирою своей –
Сапфо и лира были неразлучны. 

 

По всей Элладе слава прокатилась
О поэтессе, и до нас дошли
Молитвы, гимны греческой земли,
Какие поэтесса сочинила, 

 

А также строки о большой печали,
О чувствах, о живительном начале,
О тягостных страданиях души,
Упавшей вниз с сиятельных вершин! 

 

И стоит упрекать Сапфо едва ли
Что в сердце у нее кипели страсти  –
Что довела до смуты, до греха
Гиперболу изящного стиха!
...............................................
.....Да разве чувства подчинились власти?

О, жизнь прожить – великое искусство!
И ей сполна вкусить придется вновь
Интриги, тиранию и любовь –
Чтоб снова получить ответ на чувства, 

 

Которые никак не умирали!
...Звучала арфа, музыка плыла...
Стихам и песням не было числа –
Они все с вящей силою звучали! 

 

                     *   *   *
А что звучит теперь? И почему же
Судить Сапфо готовы все кругом?
Чтоб оправдать свой нравственный погром? –
Да, пусть теперь толкуют о другом –
Её стихи отнюдь не стали хуже. 

 

                         2.

 

...Что рассуждать? Нет, нужно почитать
Её стихи, и станет все понятно,
А именно: почти невероятно,
Чтоб низшее – смогло над высшим встать. 

 

...Любовь – всему основа и корона.
Любовь стоит со мной у микрофона. 

 

Пожалуйста, включите микрофон –
Я расскажу вам правду о Сапфо. 

 

                         3. 

 

Что – микрофон? Ничтожная деталь!
Он выключился в нужную минуту –
Так Цезарь* оказал услугу Бруту**,
Да нет, наоборот… Не вышло… Жаль…

 

                                                                                                                27 марта 2010 г., в редакции 2018 г.

*Гай Юлий Цезарь (100–44 до н.э.) – древнеримский государственный и политический деятель, полководец, писатель, великий понтифик, консул, диктатор.

 **Марк Юний Брут (85–42 до н.э.) – древнеримский политический деятель и военачальник, известный в первую очередь как убийца Гая Юлия Цезаря. 

Римскому поэту Марону Публию Вергилию (70 – 19 до н.э.)

 «Стрелку весов уравняв, сам Юпитер держит две чаши,
Жребии разные… на них возложивши, и смотрит,
Кто изнеможет в бою, и чья гиря склонится к смерти».
                                 Вергилий, перевод С. Соловьева, «Энеида»

 

Стой, гордый Рим, стой непоколебимо;
В веках твое значенье нерушимо –
Тебе Вергилий памятник возвел.
                        Три книги «Энеиды» несравненны,
                        А строки рукописные бесценны –
                        В них сам себя Вергилий превзошёл.

 

Ты видишь, Рим? Горация* приятель,
Лукреция** способный продолжатель
Не зря провел в скитаньях много лет.
                       Он, Грецию и Азию объехав,
                        Добился исторических успехов –
                        Все описал философ и поэт.

 

Сознайся, Рим, тебе приелись войны?!
Твои сыны своих богов достойны –
Возьми хотя б Троянскую войну.
                        Ты вслушайся в призывные напевы,
                        О чем мечтают воины и девы:
                        О мире, как бывало в старину.

 

                          *    *    *
Великий Рим! Зачем владеть всем миром,
Когда ты можешь просто стать кумиром
Всех поколений будущих певцов?!
                        ...Стой, гордый Рим, стой непоколебимо:
                        Вергилия творенье нерушимо,
                        А дерево его необозримо –
                        В нём – слава и величие отцов!

 

                                                         28 февраля 2010 г.

 

Курсивом – цитаты из произведений и акценты в творчестве Марона Публия Вергилия.

 *Квинт Гора́ций Флакк (65–8 до н.э.) – древнеримский поэт золотого века римской литературы. 

 **Тит Лукре́ций Кар (99–55 до н.э.) – древнеримский поэт и философ, крупный материалист и атеист.

 

 Китайскому поэту Цао Чжи (192–232)

 

 «Сжимаю меч – он верный друг громам –

И в бой готов, отважен и упрям.

Иные зря свои проводят дни,

Отважных духом не поймут они».    

            Цао Чжи «Креветка и угорь», перевод Л. Черкасского

 

Не могу оторваться от китайской строки.

Мысли вещих поэтов сложны, глубоки

И – просты в то же время, и душам – близки…

 

***

 Много писано важных и трепетных строк,

Воспевавших добро, осуждавших порок.

 

Только много ли строчек до цели дошли,

Чтоб людские сердца стали сердцем Земли?

 

…Лишь поэту дано растревожить сердца

Так, чтоб каждый раскрылся в себе до конца.

 

***

 Много писано строк о прекрасной любви,

Проникающей в тайные недра глубин.

 

Только много ли строк вскрыли в нас – глубину,

Приподнявшую нашу любовь – в вышину?

 

…Лишь поэту дано о любви говорить

Так, чтоб чувство смогло целый мир озарить.

 

***

 Много писано строк о друзьях и врагах –

Мир, глядишь, разорвётся по швам в их руках.

 

Только много ли строк призывают: уймись,

Перед гневом Всевышнего остановись?!

 

…Лишь поэту дано так об этом сказать,

Чтобы люди смогли свою роль осознать.

 

***

 Не могу оторваться от каждой строки.

…Разве судьбы поэтов просты и легки?

 

24 декабря 2018 г.

 

 Римскому христианскому поэту Аврелию Пруденцию Клементу (348 – 405) 


«Пернатый провозвестник дня, рассвет грядущий нам поет,
И пробудитель наших душ, Христос, всех к жизни нас зовет!»
                                Аврелий Пруденций, «Гимн на пение петуха»
 

 

Пробуждение наше пусть Господа славит!
Наших трапез начало пусть Господа славит!
«Ежедневные гимны» пусть Господа славят!
Пусть все сущее славит Его.
                         Пусть сердца тяготеют к Нему бесконечно!
                         Пусть душа Ему песни поет бесконечно!
                         Пусть природа ликует, цветет бесконечно!
                         Выше Господа нет никого.

 

Славьте Троицу, славьте апостолов верных!
Прославляйте святых и апостолов верных!
Призывайте на помощь апостолов верных!
Избавляйтесь от темных страстей.
                      Изучайте порядки законов Вселенских!
                      Посрамите язычников, гадких и дерзких!
                      Изгоняйте из храмов их идолов мерзких!
                      И к добру устремляйтесь скорей.  

 

Суеверия скверные, люди, забудьте!
Предрассудки и рабство скорее забудьте!
И жестокие войны – оставьте, забудьте!
Убегайте из мрака и тьмы.
                      Пусть услышат меня все миры и пространства: 
                      Нас когда-нибудь ждет торжество христианства,
                      Белоснежных небесных соборов убранство –
                      Там, где встретимся с истиной мы.

                                                                                                        28 февраля 2010 г. 

Валлийскому поэту-барду Талиесину (534 – 599) 

«Я знаю, почему есть эхо в лощине,
Почему серебро сияет, почему дыхание черно,
Почему печень кровава, почему у коровы рога...»
                                                         Талиесин, из стихотворений
 

 

Он считал себя сыном большого народа,
Из небесного, истинно царского рода,
Из озерного края отцов.
                        Он служил королям, был придворным поэтом,
                        Он хозяев менял, оставаясь при этом
                        Верным музе, сестре мудрецов. 

 

И за это она ему верность хранила,
И ни разу перу его не изменила,
Потому был удачливым он.
                        Вот бы те короли бы сейчас удивились,
                        Что и сами в твореньях его сохранились –
                        И остались до наших времен! 

 

Он описывал битвы народов и армий,
Похвалы, восхищения – в собственный адрес
И восторги любви воспевал. 

 

                        Сочинял и поэмы, и песни, и оды,
                        Исполнял с ощущением полной свободы –
                        И талантом своим восхищал. 

 

                             *    *    *
Так поэт возвышался над миром коварным,
И за это прославился: стал легендарным! 

 

                                                          28 февраля 2010 г. 

 

Китайскому поэту Ли Бо (701 – 762-763)

 

 «Отраженья людей, словно в зеркале светлом, видны,

Отражения птиц – как на ширме рисунок цветной.

И лишь крик обезьян вечерами, среди тишины,

Угнетает прохожих, бредущих под ясной луной».

                Ли Бо «Стихи о чистой реке», перевод А. Гитовича

 

Здесь, на Чистой реке,

Там, у Западной башни,

А ещё – вдалеке –

И везде, и всегда:

Мысли – след на песке,

День – луч солнца вчерашний,

Смерть – на остром крючке,

Жизнь – течёт, как вода.

 

***

 Красота – с высоты водопада.

А любовь – как цветок среди скал…

Дружба. Верность. Вино. Мне не надо

Вспоминать… Я и не забывал.

 

***

 Чистота и покой.

Птичий клин над рекой.

Над горами – Луна.

А в душе – тишина…

 

***

 Весна уйдёт.

Цветы раскроют лето.

Прыжок и взлёт –

Куда несёт поэта?

 

***

 …Станет белой жёлтая гора.

Каждому уйти придёт пора.

                                                                      

 12 июня 2018 г.

 

Курсивом – цитаты из произведений Ли Бо.

 

Китайской поэтессе Юй Сюаньцзи (844–871)

 

«Стою на башне в новых одеждах,

жду ночи.

В своих покоях сижу одиноко,

скрывая чувства.

…Как же можно стать подобной

Нефритовой деве*?»

         Юй Сюаньцзи «Иносказание», перевод Е. Захарова

 

Стою на башне и на мир смотрю,

На небе вижу алую зарю.

 

***

 …В своих покоях нет покоя мне.

Нет тишины в звенящей тишине.

 

…Любимый мой уехал навсегда,

Погасла моя дивная звезда.

 

И персики давно уж отцвели,

И птицы скрылись в розовой дали,

 

И лотосы померкли в пустоте.

Что толку в моей юной красоте?

 

Тоскливо мне в смятении моём,

И я не вижу света – даже днём.

 

…Слеза упала на мою строку –

Печаль размыта, но не смыть тоску…

 

Мне только с башни виден алый свет.

Разлука с милым – счастья больше нет…

 

…Нефритовая дева*, позови

Меня к себе! Я таю от любви…

 

***

 Стою на башне и на мир смотрю,

Оплакиваю алую зарю.

 

23 декабря 2018 г.

 

*Нефритовая дева – женский персонаж из китайской мифологии, уроженка Чжэцзяна, земная женщина, которая приняла эликсир бессмертия и вознеслась на небо.

 

Персидскому поэту Джафару Рудаки (860 – 941)

«К добру и миру тянется мудрец,
К войне и распрям тянется глупец...»
                                                   Джафар Рудаки, «Афоризмы»

 

 Поэт писал стихи, прекрасно пел,
Талантами прославиться сумел

 

У персов и арабов с юных лет;
Имел у них большой авторитет

 

И слыл великим мастером стиха,
Философом, чуждавшимся греха.

 

Он в творчество основы заложил,
Грядущим поколениям служил –

 

Создал вперед на много сотен лет
Священное понятие «поэт».

 

                       *    *    *
Высокий пафос, краткость, простота;
Душа – нежна, ранима и чиста.

 

Газели, рубаи, касыды, оды –
Поэт писал о мудрости природы,
О правде, о величии свободы,

 

О правде, о величии о вине,
О счастье, о цветах и о весне,

 

О разуме, невзгодах, о труде,
Который почитается везде.

 

Сатира, басня, лирика – во всем
Блистал! …И царский двор был потрясен.

 

...Правители древнейшей Бухары
Поэта обласкали – до поры,

 

Пока он к ним в немилость не попал.
…Он сорок лет успешно возглавлял

 

Содружество поэтов – при дворе.
Не нет. Не угодил той Бухаре,

 

Которой добродетель надоела!!!
Не ожидал… Да раз такое дело,

 

В родной кишлак вернулся… Жизнь прошла,
Но не напрасной все-таки была,

 

Хоть не достиг всего, чего хотел!
И, как ведется, умер… в нищете.

 

                    *    *    *
…Века проходят чередой своей.
Поставлен на могиле мавзолей.

 

Величие – в идее мавзолея.
Вблизи – стихов чудесная аллея.

 

                                                     26 февраля 2010 г.

 

 Персидскому и таджикскому поэту Абдулькасыму Фирдоуси
(приблизительно 940 – 1020-1030)

«Никто не вечен. Хоть живи сто лет,
Всяк обречен покинуть этот свет.
И будь то воин или шах Ирана,
Мы – дичь неисследимого аркана». 
                                         Абдулькасым Фирдоуси,  «Шахнаме»  

 

Неугодны, непризнаны, не ко двору
Те, кто учат достоинству, чести, добру. 

 

Чудеса благоденствия им не грозят,
А сквозь рваные тряпки их раны сквозят. 

 

И гонимы вчера, и сейчас, и всегда
Те, которых не греет чужая звезда, 

 

Те безумцы, которых нельзя приструнить,
Удержать, припугнуть или уговорить, 

 

И чьей жизни цена – только вера одна,
Что кому-нибудь жертва их будет нужна, 

 

Что созреют прекрасного древа плоды,
Для которых затрачены эти труды! 

 

                                                                 Февраль 1974 г. 

 

Персидскому поэту Омару Хайяму (1047 – 1123) 

 «Уже пора уйти, не зная цели жизни…
Приход бессмысленный, бессмысленный уход!»
                                                                Омар Хайям, «Рубаи»

 

Человек – творенье высшее, а глядим – и удивляемся:
Словно чёрный дух безудержно в человечестве царит!
Как не люди, а животные, с головой в грязи валяемся
И отравой упиваемся, раздразнив свой аппетит.

 

Налью в большой кувшин вина,
Не назову его отравой,
И вместе с девушкой лукавой
Осушим мы его до дна!

 

 Одеваем ложью истину и при этом благоденствуем,
Лицемерие и ханжество – воспитанием зовём.
Перед силой пресмыкаемся,
                                  а над слабостью главенствуем,
А порой, сломавши голову, рвёмся к цели напролом.

 

От страха смерти я далёк:
Страшнее жизни – что бывает?
Когда душа моя страдает,
Поможет ей вина глоток!

 

 О расплате не заботимся – впереди еще раскаемся.
О любовь, услада юности, неужели же и ты?…
Прочь расчеты и тщеславие! Мы в цветах твоих купаемся;
Если чувства наши искренни, не увянут те цветы!

 

«Не ешь, не пей, – твердят ханжи, –
На женщин не смотри прекрасных!»
А сами – алчны и развязны.
Как только верить им? Скажи!

 

                                   *    *    *
«О единстве и всеобщности» размышляли все великие.
О богатстве и признании мало думали они.
Знали: всё на свете временно, оборвутся дни безликие,
И откроется негаданно, что скрывали наши дни.

 

                                                                22 февраля 2010 г.

 

Еврейскому поэту Иегуде Галеви (1075 – 1141)

 «Я на Западе крайнем живу, –
А сердце мое на Востоке.
Тут мне лучшие яства горьки –
Там святой моей веры истоки».
                                         Иегуда Галеви, «Песни Сиона»

 

Куда народы гонит ветер?
Куда евреев гонит ветер?
Куда поэтов гонит ветер?
Не повернуть ли им назад?
                      Зовет Господь в родной Израиль,
                      Зовет труба в родной Израиль,
                      Зовет душа в родной Израиль,
                      Где дом родной и чудный сад.

 

Прощай, Овьедо и Севилья,  
Прощай, Толедо и Гренада,
Прощай, Испания чужая,
Прощай,  гряда несчастных дней.
                        Народ, замученный в неволе,
                        Еврей, замученный в неволе,
                        Поэт, замученный в неволе,
                        Иди за арфою моей!

 

Шершава к истине дорога,
Терниста к истине дорога,
Желанна к истине дорога,
Идем – довольно нам терпеть!
                        Земле священной поклониться,
                        Камням священным поклониться,
                        Стене священной поклониться –
                        А после можно умереть!
                                                                28 февраля 2010 г. 

 

 

Французскому поэту Кретьену де Труа (приблизительно 1130–1191)

 

«Кто мало сеет – мало жнёт.
Кто добрых урожаев ждёт,
Тот должен бросить в землю зёрна,
Чтоб те взошли в ней благотворно».
                       Кретьен де Труа «Персеваль, или Повесть о Граале»,
                            перевод Н. Забабуровой и А. Триандафилиди

 

Кто не мечтал объять миры и дали!
Кто не мечтал о солнечном Граале?
И что такое – сам святой Грааль?
Быть может, это – чаша или камень,
Несущие в себе и свет, и пламень,
Послов в оскудевающую даль?
А где ж святыня столько лет скрывалась?
И надпись, говорят, на ней осталась…

 

...И в самом деле, где теперь искать,
Когда легенды свет не проливают
На эту тайну, только продолжают
Всё больше наши страсти нагнетать?!

Кто знает правду? Может, тамплиеры
Запрятали в глубокие пещеры
Ту чашу? …Значит, ангелы хранят –
Её во благо честных, беззащитных,
И в грозный час от воров ненасытных
Прозрачными крылами заслонят.

 

***
Бессмертие и власть дарует чаша
Её владельцу. Но она – не наша,
Да и не будет нам принадлежать.
Никто из нас, все вместе – недостойны
И прикоснуться к ней. Вражда и войны,
Бесчестные порядки и законы,
Пороков нескончаемых колонны
Нас придавили коробом бетонным…
Как выбраться? И как другими стать?

 

…Одиннадцатый век ли, двадцать первый
Какой такой эпохи или эры –
Всё тот же мир – и мысли, и дела…
Как жизнь прожить, чтоб, не свернув с дороги,
В скитаниях, запутанных и долгих,
Душа к заветной чаше подошла?!

 

                                                        24 сентября 2018 г.

 

Курсивом – цитаты из произведений Кретьена де Труа.
*Куртуазный роман – роман, в центре которого стоит  рыцарь, предметом устремлений и причиной подвигов которого становится любовь к даме сердца.

 

**Валли́йцы – кельтский народ, населяющий Уэльс, западную часть Великобритании; валли́йский язык – язык жителей Уэльса.

 

Азербайджанскому поэту Низами Гянджеви (1141 – 1209)

«Свершив свой суд, старайся проследить,
чтоб приговор не смели извратить…
Будь справедлив, святой закон блюди,
просящего пощады – пощади...»
                                     Низами Гянджеви, «Лейли и Меджнун»

 

Под псевдоним – «родом из Гянджи»
В Арране прожил «тюркский Ломоносов»,
Историк, медик, астроном, философ,
Не избегавший каверзных вопросов,
Достигнувший всего, что так непросто
Успеть за человеческую жизнь.

 

Осознанно отказ провозгласил
От участи придворного поэта,
Писал лишь по заказу – и при этом
На гонорары очень скромно жил.

 

А что писал! И как же он писал! 
Всё излагал так образно и явно,
Как видел сам – пустыни, скалы, камни, 
Звезду – на небе, травы – под ногами –
Так сочинения в резной ларец бросал.

 

Он смог все вехи своего пути
Запечатлеть в пяти поэмах чудных;
Сумел собрать в них кладезь мыслей мудрых,
Воспел пути исканий многотрудных
И смелым подсказал, куда идти.

 

Гармонию в природе – расхвалил,
Воздал хвалу Всевышнему, пророкам,
И как реку в течение широком –
Любовь основой жизни возгласил.

 

Восточные легенды о любви...
Прекраснее их нет на целом свете –
Две нежных розы в пламенном дуэте
Зажгли огонь в крови у Гянджеви!

 

Свои невзгоды сам одолевал,
Но смерть любимой – главная потеря…
Жить дальше и писать, не лицемеря, –
Кто сможет? Плакал… плакал и писал. 

 

Хосров, Ширин, и Лейла, и Меджнун,
Бахрам Гура, и шахи, и царицы,
Другие исторические лица,
Сам Искандер-наме – и сотни струн
Возносят гимн героям тех поэм,
Представивших нам повиги и страсти,
Богатство душ, несовершенство власти,
Глубины человеческих проблем,

Достоинства и искренность людей,
В несчастьях помогающих друг другу,
И тайны тайн, блуждающих по кругу
Семи планет, семи дорог-путей.

Поэт – в стихах – выстраивает мост
От сумрачной Земли до ясных звёзд
И, проникая в тайны мирозданья,
Приоткрывает смысл существованья,
Который, в самый деле, очень прост…

 

                     *    *    *
Ему поэты любят подражать –
И есть, за что, и есть, чему... Казалось,
Писать – легко; но редко удавалось
Другим ларцы резные открывать!
                                                                  27 февраля 2010 г., в редакции 2019 г.

 

*Курсивом – герои, акценты в творчестве и цитаты из произведений Низами Гянджеви

 

Грузинскому поэту Шота Руставели (1172 – 1216)

«Эта повесть, из Ирана занесенная давно,
По рукам людей катилась, как жемчужное зерно.
Спеть ее грузинским складом было мне лишь суждено
Ради той, из-за которой сердце горестью полно».
                        Шота Руставели, перевод Н. Заболоцкого, «Витязь в тигровой шкуре»

 

Отважный витязь, шкуру береги!
                          Та шкура не однажды пригодится
И славу принесет тебе сполна.
Они мила тебе как плащ любви,
                           как образ дерзкой, пламенной тигрицы.
Пусть пламень тот не охладит война.

 

Твоя дружина – доблестный отряд,                    
Друзья – надёжны. Ты не сомневайся –
Сомнением врагов не одолеть.
Обманщикам, предателям не верь,                
За дружбу и любовь – как тигр – сражайся;
Не отступай, тогда – отступит смерть.

 

Наступит час – войне придёт конец,
                            и воины твои опустят луки;
Твоя звезда взойдёт на небосклон.
Фанфары затрубят и призовут
                            твою невесту – скоро ваши руки
Соединит высокий царский трон!

 

                      *    *    *
Не скоро прекратятся наши дни.
...Отважный витязь! Шкуру – сохрани!!!

 

                                                      25 февраля 2010 г., в редакции 2019 г.

Курсивом – цитаты из эпической поэмы «Витязь в тигровой шкуре» и акценты в творчестве Шота Руставели.
*Курсивом – цитаты из произведений и акценты в творчестве Шота Руставели
 

 

 

Испанскому поэту Гонсало де Берсео (1198–1264)

  «Сюда спешат, увидев такую благодать,

И человек, и птица, чтоб те цветы сорвать;

Рвёт каждый, сколько хочет, но луг в цветах опять –

Один бутон обломан, а вырастает пять».

             Гонсало де Берсео «Чудеса Пресвятой Девы», перевод В. Резниченко

 

Поверить трудно в чудеса, которые случались

Давно, в иные дни.

Но вот – свидетельства-стихи. Свидетельства остались.

Надёжны ли они?

 

…Монах. Скрипучее перо. Учёные трактаты.

А за окном – цветок.

…Монах и птицу разглядел, и то, в чём люди – святы,

В ком – красота и Бог,

В ком – высота и Бог,

В ком – чудеса и Бог.

 

…Монах достал своё перо в момент переживаний,

В волшебный, в добрый час.

Да он и сам – пример чудес, достойный подражаний,

Что важно и для нас.

                      

  22 декабря 2018 г.

 

 

 Армянскому поэту Фрику (приблизительно 1234–1315)

 

 «Бог повелит, ты будешь царь,
я посажу тебя в чертог,
Бог не велит, и будешь ты
скитаться нищим вдоль дорог».
                             Фрик «Колесо Судьбы», перевод В. Брюсова

 

Скитаться нищим вдоль дорог,
Бывает, лучше, чем царём
На троне восседать.
…А в этом мире всё старо,
И если мы что в долг берём –
Кому и как отдать?

 

…Гремит фортуны колесо,
От колесницы пыль летит –
Будь долог, век царя!
…А нищий в пыль уткнул лицо –
Подачку царскую спешит
Поднять, шепча слова молитв,
Судьбу благодаря.

 

…Копьём фортуны царь пронзён,
Копьём врага наш царь пронзён,
Копьём смертельно царь пронзён.
Но колеснице сбавить ход
Нельзя: катись вперёд!
………………………...
Будь долог, знатен, царский род,
Пусть сын на царский трон взойдёт!
…А нищий? В тех же тряпках он
Босой, голодный, вдаль бредёт…
……………………………………
…Вот так и жив простой народ –
Царей переживёт.

 

 ***
Всё – в долг: и царство, и сума.
В руках Творца – и свет, и тьма…

 

 29 декабря 2018 г.

 

Турецкому суфийскому поэту Юнусу Эмре (приблизительно 1240–1322)

 

«Много разных путей людям Богом даны.

Но поэты одной лишь дороге верны…»

                            Юнус Эмре, перевод Ю. Ключникова

 

Душа и тело. Царство тьмы и света.

Прозренья луч, раскрытые глаза…

Наверно, лучше этого поэта

Никто мне о любви не рассказал.

 

В трёх строчках он призвал меня к терпенью,

Ведущему к заоблачным мирам…

…Что стоит моему стихотворенью

Родиться не в уме моём, а там,

 

В обители Божественного духа?

Как хочется, чтоб было так всегда!

Что – образы для зрения и слуха?

…Любовь – призыв, высокая звезда,

И свет её не меркнет никогда.

 

Пусть будет так! Обиды и расчёты –

Вот путь к войне. Царям – любить рабов?

Рабам – любить царей? …Подтекст и ноты:

Любить себя в другом. И хор готов

 

Восторженно и пылко Бога славить!

…Любить взаимно. Честно. Не лукавить.

 

18 июня 2018 г.

 

*Суфизм – эзотерическое течение в исламе, проповедующее аскетизм и повышенную духовность, одно из основных направлений классической мусульманской философии.

 Итальянскому поэту Данте Алигьери (1265 – 1321)

«Лицо направо – бело-желтым было;
Окраска же у левого была,
Как у пришедших с водопадов Нила».
                    Данте Алигьери, «Божественная комедия», «Ад»

 

Судьба поэта такова:
Тепло и свет,
Когда угодливы слова
И чести нет.

 

А если слово поперек,
То гнев и суд.
И оправдать огонь тех строк
Уж не дадут.

 

А если слово через край,
То – мрак и хлад.
Куда ведет дорога: в рай?
А может, в ад?
                        Февраль 1974 г.

 

Итальянскому поэту Франческо Петрарке (1304 – 1374) 

«Но я горю огнем на самом деле.
Никто не усомнится, лишь одна,
Та, что мне всех дороже, холодна,
Не замечает мук моих доселе».
                                           Франческо Петрарка, сонет CCIII 

 

Ну и пускай обворожительной Лауре*,
Невозмутимой и спокойной по натуре,
От тех стихов – ни холодно, ни жарко.
В горячей страсти, обращенной к милой даме,
Запечатлённой благозвучными стихами,
Найдет свое бессмертие Петрарка!

                                                     26 февраля 2010 г.  

*Лау́ра де Нов (1308–1348) – возлюбленная поэта Франческо Петрарки, которую он воспевал во множестве стихов, считающихся вершиной в развитии итальянского сонета.

 

Вьетнамскому поэту Нгуену Чай (1380–1442)

 

 «За славой гоняться не вижу причин.

Лишь тот, кто владеет собой, – властелин.

Для золота лотосов и хризантем

Не хватит сосудов, не хватит корзин».

             Нгуен Чай «Апельсины и мандарины – мои подданные...», перевод В. Микушевича

          

Стоял с народом на одной ступени –

Был справедлив. За это и казнён.

От прежних дней до нынешних времён –

Народ – ничто... Вставали на колени

 

Рабы – за то и жизнь им сохраняли.

Но долго ли так можно простоять?

И всякий раз расправы снова ждать?

…Рождались и такие, кто не ждали,

Кто голоса и жизни отдавали

 

Делам, полезным страждущему миру,

Делам, достойным славы и похвал!

...Долг… Верность слову… Совесть… Кто бы знал,

Как трудно удержать и меч, и лиру

 

Рукам, в оковы власти заключённым!

…Пролился дождь с небесных облаков

На комья глины, груды черепков,

На россыпи камней, чтоб стать затем

Цветами незабвенных хризантем,

Поэтом, Высшей властью одарённым,

Садовником, в наш бренный мир влюблённым.

 

…Не обратился в черепки и глину –

Ушёл, оставив лотоса корзину…

Его стихи и мысли не погибнут.

 

Цветы души не погибают зря:

Другим восходит новая заря.

 

***

…Заря встаёт с востока… Век короткий

Глупцам ли, мудрецам – отмерен всем.

Одни – умрут, и в тот же мир жестокий,

Чтоб испытать надежды и тревоги

Всей силой чувств, обнявших эти строки,

Придут – с глубинной памятью о Боге –

Рабы, борцы, предатели, пророки…

 

16 сентября 2018 г.

 

Французскому поэту Франсуа Вийону (1431-1432 – 1463)

 

«Я жду и ничего не ожидаю.
Я нищ, и я кичусь своим добром.
Трещит мороз – я вижу розы мая.
Долина слёз мне радостнее рая».
          Франсуа Вийон «Баллада поэтического состязания в Блуа», перевод И. Эренбурга

 

Кому есть дело до меня?
А мне – ни до кого.
Мне богатеи – не родня,
Мне голодранцы – не родня,
Мне попрошайки – не родня,
Мне проходимцы – не родня,
Мне и монахи – не родня,
И более того.

 

Безмерно удивляюсь я
Вальяжности своей:
Псы на цепях – мои друзья,
Семья воров – мои друзья,
Голодный сброд – мои друзья,
Презренный люд – мои друзья,
Пройдохи – вот мои друзья,
И лучше нет друзей.

 

Зачем мне жизнью дорожить?
Я дорог жизни сам.
Пусть утону в грязи и лжи,
Пусть точат на меня ножи,
Пусть заедят клопы и вши!
Не стану никому служить,
Но выживу и буду жить,
Чего желаю вам!

 

24 сентября 2018 г.

 

Итальянскому поэту Микеланджело Буонарроти (1475–1564)

 «Молчи, прошу, не смей меня будить.

О, в этот век преступный и постыдный

Не жить, не чувствовать – удел завидный...

Отрадно спать, отрадней камнем быть».

      Микеланджело Буонарроти «Ночь», перевод Ф. Тютчева

 

Горой родиться, а не человеком –

Карпатами, Везувием, Казбеком –

 

Неплохо бы! Да кто же сверху – вниз

Позволит духу… В этом – весь каприз

 

 Развития души в дрожащем теле…

Не завтра, не на будущей неделе –

 

Сейчас! Ответствуй. Соответствуй. Или…

Сам станешь – камнем – в некоторым стиле.

 

И всё. Не шутка? Нет. Нельзя обратно.

Проверено – камнями – многократно.

 ***

  …Кто любит камни, тех и камни знают,

И даже мысли их легко читают,

 

И более того: питают чувства

К придирчивым посланцам от искусства,

 

Таким или другим… Всплыла, однако,

Для прочих соискателей – загадка:

 

Как доверяться камню в полной мере?

…Буонарроти на своём примере

 

Всем показал, что жизнь творца – урок,

Что он – для камня – Мастер, Дух и Бог.

                                                   
                                                               22 декабря 2018 г.

 


Португальскому поэту Луису де Камоэнсу (1524–1580)

 

«Когда начну о Гаме я сказанье,
Родное племя славя неуклонно,
Померкнут песнопенья древней музы
Пред подвигом святым дружины Луза».
            Луис де Камоэнс «Лузиады», из песни первой, стих 1, перевод О. Овчаренко


О чём писать великому поэту?
О войнах? О героях? О царях?
О подвигах на суше, на морях?
О великанах и богатырях?
О ненасытных, пагубных страстях,
Безумно захвативших всю планету?
…Да, именно о том расскажет свету

Поэт… Который век? Шестой, десятый?
Шестнадцатый ли, наугад ли взятый
Из списка приблизительных веков
Былых времен, иных материков,
Историй исполинов и богов,
Открытий дерзких да идей крылатых?

Всё ценность для развития имеет.
Как описать? …Поэт пером владеет
И честь воздать достоинствам сумеет.

***
Жизнь непроста. Быть бедным дворянином –
Совсем не то, что королевским сыном.

Зато – талант! Стихи. Учёба. Труд.
Успех! Вот – драма. Постановка. Суд.

Тюрьма? Конечно! Ссылка – непременно.
Свобода. Передышка. Муки плена.

А мысли – как часы – неумолимы.
...........................................................
…Как трудно жить голодным и гонимым

Из сёл и городов, дворцов и хижин!
Кругом – закрыты двери. К зверю – ближе,

Чем к человеку? Ведь не строят звери
Домов, в которых запирают двери…

Не к ним же… Дух трагедии висит
Над жизнью, но финал провозгласит –

Не тотчас же. А в тысячной октаве*
Прочтём: хотя униженный – не в праве

И глас подать, он – памятник державе!
……………………………………………
Поэту не откажешь в вящей славе,

Когда-нибудь, потом… И патриотом
Он будет признан – в будущем – народом!

***
…Большая драма – сумма малых драм.
Вновь за решёткой – пусть не здесь, а там.

Но творчество! Стихи, поэмы, песни –
Сказать и спеть гораздо интересней,

Чем плакаться о горестной судьбе.
Дух рыцарства? Любовь? …Вся жизнь – в борьбе…

Сонеты – совершенство. Чувства – зрячи.
Воспеть любовь нельзя никак иначе!

Вся жизнь – в любви… Наверно, трубадурам**
Знакомы чувства горечи… Натурам

Душевным, тонким – как снести удары
Судьбы? И, значит, дальше мемуары,

Писать слезой?... Да полноте, не надо –
Потери, испытания, преграды
Готовы стать сюжетом для баллады,

Элегии, романа и поэмы!
…И автор точно выбирает темы,

В которых раскрывает мир героев,
Которые не ходят общим строем.

…Писать о людях – так о самых лучших,
О тех, кому алмазы с серебром,
И жемчуга, и золото – не больше,
Чем карканье рассерженных ворон.
Их честный выбор – правда и добро.

Их подвиги на море и на суше
Сверх меры удивляют, восхищают.
И португальцы пусть об этом знают!

***
Герои – те, кто обнаружат силы
В себе – воскреснуть на краю могилы,

Не откупиться и не оправдаться,
А всё преодолев, собой остаться:

В лохмотьях бедняка, в плаще вельможи
Ценить себя, «не рваться вон из кожи»,

Не танцевать «медведем» перед троном,
Не угождать шакалам и драконам.

С героями расправиться не смогут
Клинки и стрелы. Прочь испуг и страх!
…С героями поэт – в одних рядах.
…Владыки держат мир в своих руках –
Поэты раскрывают мир в стихах,

Преображают мир в своих стихах.
Пусть люди принимают – мир – в стихах,
И книги – не мечи! – берут в дорогу.

***
Герои. Люди. Подвиги. Готово.
Труд завершён, и торжествует слово.

Потомки древних прадедов воспеты!
Великой Португалии поэты

Отсчёт свой от Камо́энса ведут –
Историки солгать им не дадут.

…Что сделано – то истина. А сам?
…………………………………...
…Обиды – не упрёки небесам,

Но жизни исступлённой продолжение…
И следом – как вулкана извержение –
Не вымысел, а кораблекрушение.
Болезни. Нищета. Души стеснение…
Крушений много. Дай, Господь, терпения!

***
…Поэту трудно. Лжи и унижений
Не вынести возвышенной душе…
Дух рыцарства растаял в мираже
Грядущих бед, несчастий и гонений –

Трагедия висит над головою:
Растоптана страна чужой толпою…
«Что с родиной? Что сделалось со мною?

…Сияй и процветай, страна родная!
Что – для души – тюрьма и нищета?!»
…Легенду своей жизни продолжая,
От чёрной раны в сердце умирая,
С отечеством любимым умирая,
Поэт себе был верен… Суета

И страсти – волны горести и фальши –
Уничтожают память, как и раньше,
И правду гонят прочь, как можно дальше.

***
Где не нужны запоры для дверей?
Где доверяют миру и соседям?
………………………………………
Шутам, поэтам, мудрецам, медведям –
Свобода в клетках – при дворах царей…

14 сентября 2018 г.

Испанскому поэту Мигелю де Сервантесу (1547 – 1616) 

«Как много было тут и крови, и страданий,
Как здешние места в былые времена
И в наши дни  полны больных воспоминаний!»
                Сервантес, перевод М. Ватсон, «На взятие форта»
 

 1.
Сразиться с ветряными мельницами – можно, и вполне.
Сразиться с водяными мельницами – гораздо сложнее.
Сражаться с жерновами судьбы – …?!

 

 2.
Испанский дух… Эпоха Возрождения…
«Путь на Парнас»***? …Сражения… Гонения...

Борьба и… раны, следствие борьбы…
…………………………….......
Поэт не ускользает от судьбы,
Но сам её творит, не избегая
Тоски и плена. Участь роковая:

Вмешавшись в ход истории Европы,
Искать не тыл, не обходные тропы,
А с пылкой, не смирившейся душой,
Разумной и холодной головой –
Быть в авангарде, на передовой!
...Боль. Клевета. Насмешки и обман…
…Новеллы. Драмы… Наконец, роман,

Представивший героев благородных,
От мнения толпы вполне свободных,
А также, кстати, от страстей мирских,
Загнавших человечество в тиски…

3.
…Поэта узнают по точной фразе,
Подобной пышной розе в скромной вазе.
Не «Галатея»* и не «Дон Кихот»**,
А сам поэт той розой предстаёт.

…«Путь на Парнас»***? ...Зачем туда идти?
Ведь сам Парнас нашёл к нему пути.

 

***
Дух. Идеалы. Горькая реальность.
Поэт нашёл особую тональность,
К которой в рифму только гениальность.

                                   25 февраля 2010 г., в редакции 2018 г.

 Курсивом –  акценты в творчестве и цитаты из произведений Мигеля де Сервантеса. 

 *Галате́я – героиня пасторального романа Мигеля де Сервантеса «Галате́я».

 **Дон Кихот – герой пародийного рыцарского романа Мигеля де Сервантеса «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский».

 ***Парна́с – священная гора в Греции, связанная с мифическими сказаниями, гора, которая на протяжении более чем двух тысячелетий упоминается в культуре как символическое местообитание поэтов и вообще деятелей искусства.

 

Итальянскому поэту Джордано Бруно (1548–1600)

 

«Я умираю, ибо так хочу.

Развей, палач, развей мой прах, презренный!

Привет Вселенной, Солнцу! Палачу! –

Он мысль мою развеет по Вселенной!»

                     Иван Бунин «Джордано Бруно»

 

Я сразу не припомню всех костров,

А также копий, шпаг и пистолетов,

Казнивших несговорчивых поэтов,

Создателей неповторимых строк…

 

Кому же легче? Ясно: всё пройдёт.

Смерть никого ещё не пощадила.

Но их труды не поглотит могила,

И память сохранит о них народ.

 

Всё это – после…  Прежним королям,

А также современным властелинам –

Тем безразлично, по каким причинам

Вокруг чего вращается Земля.

 

Поэтому… Ну что тут говорить…

По-разному случается казнить:

Костёр верёвкой можно заменить.

 

16 сентября 2018 г.

 

                    Английскому поэту Уильяму Шекспиру (1564 – 1616) 

«Все сведения о Шекспире, оставшиеся потомкам, умещаются на одной страничке из школьной тетради,
но его книгами можно обложить всю линию экватора земного шара».
                                                                                        Из лекции по искусствоведению 

 

«Да, совершенства в этом мире нет,
Во всем чистейшем есть нечистый след!»
                                                     Уильям Шекспир 

 

Король – на троне, а пират – на дне,
А значит, и порядок есть в стране. 

 

Гораздо хуже, коль бандит – на троне,
А сам король – в опале и в загоне. 

 

И кто ж изобразил нам этот мир? –
Король актеров и шутов, Шекспир! 

 

                        *   *   *
...А говорят – и не было такого,
А если был, то жил так бестолково, 

 

Что только случай память сохранил,
Да не о нем… Не он, мол, сочинил 

 

Шедевры, что до наших дней дошли.
Так написать лишь сообща могли; 

 

Один бы не осилил – говорят...
Но как узнать, кто прав? кто виноват? 

 

                        *   *   *
…А прав король – который не в тюрьме,
И прав пират – на воле перемен, 

 

И правы те, кто бестолково жили,
Да честно королям своим служили. 

 

И прав неподражаемый Шекспир,
Достойно заклеймивший этот мир!!! 

 

                                               22 февраля 2010 г. 

 

Английскому поэту Джону Донну (1571 – 1631) 

«Спеши, доколе день, а тьма сгустится –
Тогда уж будет поздно торопиться».
                                               Джон  Донн, «Третья сатира»
 

 

Утопия – ничто, а жизнь материальна,
Как ни суди, без хлеба не прожить.
Поспал. Потом поел… Любовь – увы, банальна,
И не о ней приходится тужить: 

 

Любовь – уж не любовь, а две безликих тени,
А ненависть – букашек сонный рой.
И так во всем другом... Для новых поколений
И Гамлет – недостаточный герой! 

 

Зачем переживать немыслимые страсти,
Когда Земли и Солнца – словно нет?
Мыслители, узрев изъяны высшей власти,
Твердят, что вообще – померкнет свет.

 

И тени от любви исчезнут совершенно –
Рассыплется на атомы любовь.
И ненависть пройдет, хотя обыкновенно
Ее годами впитывает кровь. 

 

Утопия – ничто, наука – всемогуща,
А чувства человеческие – ложь...
...Философ, сочини теорию получше,
В которой будет правда – хоть на грош!

 

                                                        4 апреля 2010 г. 

 

Испанскому поэту Педро Кальдерону де ла Барка (1600–1681)

 

«Величайшая победа – победа над самим собой...»

                                                                       Педро Кальдерон

 

«Раз это только беглый сон,

Раз это только лживый призрак,

Кто ж будет из-за лживой тени

Терять небесное блаженство?»

     Педро Кальдерон «Жизнь есть сон», перевод К. Бальмонта

 

Что – сон? Все люди видят сны.

И Кальдерон их видел тоже.

Не каждый сны способен описать…

…Ночь. Тени. Томный свет Луны.

Свеча. Нетронутое ложе…

Поэт не спит, он не ложился спать.

 

…А ночью – мысли – ливень стрел –

Поэтам избранным подарки!

Действительность от сна – не отличить.

Кто сам себя преодолел,

Пылая вдохновеньем жарким,
Тот осязает стрелы как лучи.

 

Лучи – потоки, их не счесть,

Они наш мир перемещают

В свободу снов, в свободный ход времён.

В свободе воли тайна есть.

Кто этой волей управляет?

Лишь избранным известен тот закон.

 

События из прошлого – легко

Становятся сегодняшними снами,

Становятся сегодняшними днями.

Что было с ними – происходит с нами,

С царями, мудрецами, бедняками,

Младенцами, юнцами, стариками

Из века в век. Так – испокон веков.

 

…Позвольте! Декорации сменить –

В контексте снов – давно пора на сцене:

Весь мир – театр барокко, всплеск, подъём!

Поэт, пускай твои продлятся дни

И ночи – в строчках лучших сочинений.

…Ночь. Утро. Полдень. Сны не снятся днём…

 

18 сентября 2018 г.

 Французскому поэту-баснописцу Жану Лафонтену (1621 – 1695)

      «Попрыгунья Стрекоза
      Лето красное пропела;
      Оглянуться не успела,
      Как зима катит в глаза».
                                Жан Лафонтен, перевод И. Крылова, «Стрекоза и Муравей»

 

Ах, Лафонтен, насмешник, лицедей,
Премудрый баснописец, чародей!

 

Тебя ль не знать? Тебя ли не любить,
Твои ль таланты не превозносить

 

Над скромными успехами других?
Да ты и сам прекрасно знал о них,

 

О древних, о ровесниках, о прочих…
Мир – всё такой же, кто б ему ни прочил

 

Разнообразий в будущих столетьях!
Все то же повторяется на свете:

 

Вороны – те же, лисы, обезьяны –
У них такие ж в точности изъяны,

 

Как у людей, и кто ж того не знает?
Поэтому наш мир не забывает

 

Твоих героев – в зеркало глядясь…
Ах, Лафонтен, ты обнаружил связь

 

Пороков, выступающих снаружи,
С дефектами, какие неуклюже,

 

Невидимо запрятаны внутри.
Мир – всё такой же, что ни говори!

 

                     *    *    *
Ах, Лафонтен, смешны людские нравы,
И басня – только повод для забавы…

 

                                               12 апреля 2010 г.

 

Нидерландскому поэту Виллему Годсхалкуван Фоккенброху (1630-1635 – 1674-1675)

 

 «Здесь, в отрешённой тишине,

Скрываюсь я от жизни шумной

С раздумьями наедине;

И мир, нелепый и безумный,

Отсюда ясно виден мне».

                    Виллем Годсхалк ван Фоккенброх «Размышление в моей комнате», перевод Е. Витковского

 

 Так было сказано вчера, как будто бы – сегодня.

Как будто – так и мне пришлось сидеть и размышлять:

Что было так, что по-иному надо бы начать?

Увы, догнать ушедший день – нелепая погоня...

 

…Назавтра – век перешагнуть? Вечерний час подходит…

Безумный мир нелеп и глух к стенаниям моим –

Ему нет дела до меня, не станет он другим.

…А за окном красавец-конь по саду тихо бродит.

 

Я знаю этого коня, меня он тоже знает.

Он в новый век зовёт давно, и даже без седла

Готов меня перенести – куда б ни позвала!

Того коня зовут Пегас, он без меня скучает.

 

***

 

…А за воротами – толпа завистников, ханжей.

Ну сколько можно размышлять? Что, наступил предел?

Ведь даже умный конь устал слоняться здесь без дел,

Транжирить свой потенциал… Так что, пора? …Уже?!

 

27 декабря 2018 г.

 

Японскому поэту Мацуо Басё (1644 – 1694)

«После хризантем,
Кроме редьки,
Ничего нет».
                    Мацуо Басё, 1691 г.

 

Ворон угрюмый. Блеклый цветок.
Студит мне спину холодный Восток.

 

Мутное небо. Утки летят.
Воет собака. Листья кружат.

 

Треснул кувшин – разорвал его лед.
Ветер крепчает. Осень идет.

 

В хижине пусто. Снег на земле.
Ваза – бананы в синем стекле.

 

Ваза разбились!!! Крики ворон.
...Я просыпаюсь. Это был сон.

 

                                                  23 февраля 2010 г.

 

Русскому  поэту Михаилу Ломоносову (1711 – 1765)

 «Бесспорных гениев с бесспорно “новым словом” в литературе нашей было всего 
только три: Ломоносов, Пушкин и частью Гоголь».
                                                         Федор Достоевский

 

 «Открылась бездна, звёзд полна,
Звездам числа нет, бездне дна».
                                           Михаил Ломоносов

 

Когда раскроют бездну* перед нами,
Мы удивимся: правда  или нет?
Мы ужаснёмся: почему же сами
Не видели той бездны столько лет?! 

 

Да и нужна ли бездна новых знаний,
Полезны ли они для важных дел?
…О, сколько нужно приложить стараний,
Чтоб бездну старый мир преодолел, 

 

Чтоб новое, гуманное, мышленье
Вошло в привычный, «допотопный» быт!
...«Платонов» и «Невтонов» поколенье
Невежество глухое посрамит

 

И окрылит Российскую державу,
Как Ломоносов гордо предсказал!
Он предвещал своей Отчизне славу,
Всё – на алтарь Отчизне отдавал.

 

Он заложил Российскую культуру
Её фундамент фундамент прочен до сих пор.
…Господь вдохнул огонь в его натуру,
Огонь горел – судьбе наперекор.

 

                         *    *    *
Простой помор, сын строгого помора,
Судьбу избрал – как будто звёздный путь
Построил, чтобы мысль из коридора –
Сама сумела на простор шагнуть.

 

Имея дерзость, мысль «пробила» стены,
Избавилась от тягостных цепей.
С душой согласовалась непременно
Благая мысль – исток благих идей.

 

Наверно, Ломоносов появился
Как раз тогда, когда пришла пора,
И новый дух в России воцарился..
...........................................................
Вдали слышны удары топора –

 

По-прежнему сердитый лес рубили
В окрестностях архангельских болот.
Всё тем же промышлял простой народ:
Кидали в море невод да ловили
Треску, вели торговлю, соль варили,
Охотились из века в век – и вот…

 

Негаданно-нежданно самородок
Явился в вольном северном краю,
Другой, тогда невиданной, породы
И начал «с топора» судьбу свою.

 

 ...Ведь он не для себя «рубил» дорогу –
Для государства «поле расчищал».
При всяком деле обращался к Богу,
Просил подмоги, помощи искал –

 

И был уверен, что святое дело
Господь по-справедливому свершит.
…Избранник божий строит планы смело
И в точности исполнить их спешит.

 

Филолог, физик, инженер, географ,
Историк, математик, астроном,
Геолог, химик, металлург, биограф
Царей Руси, поставленных на трон, 

 

Встречал и травлю, и сопротивленье
Чиновников, влиятельных господ.
Но это – так, пустое приложенье…
...............................................................
Он стал навек «душою просвещенья»
И призывал к движению вперёд.

 

Превозносясь духовно – над рутиной,
Науку над невежеством вознёс.
Он не согласен был с такой картиной,
В которой обнаружился вопрос:

Научная элита – иностранцы?
Культурная элита – иностранцы?
Опора трону – тоже иностранцы?
Не обойтись без них нельзя никак?!
Французы, немцы, хитрые голландцы
Держали «круг Земли» в своих руках

И выпускать его не собирались.
Но нет, им Ломоносов указал,
Что место их – в соседнем, малом зале.
Российским корифеям – главный зал!

 

***                    

 

Правителей российских чтил особо,
Не отрицал их силы и заслуг,
К ним обращался – стихотворным слогом –
И милость получал из первых рук.

 

Воспел монархов, мощных и разумных,
Воспел победы, знаний торжество,
Не ждал награды и признаний шумных,
И не было соблазнов у него.

 

Ему внимало молодое племя,
А он, ломая старые межи,
Опережал стремительное время –
И время уступало рубежи.

 

Он жил, внедряя зерна новых правил,
И всходы поливал водой живой.
Наследникам своим наказ оставил:
«Употребляйте сами разум свой»

 

                     *    *    *
Первопроходец, флагман и философ,
Он разрешил широкий круг вопросов,
Потомков своих будущих любя;
Спешил – о кратком времени скорбя.
.................................................................
…Поклон тебе, великий Ломоносов –
От нас, так мало знающих тебя!                                           

 

                                                   19 февраля 2010 г., в редакции 2019 г.

 

*Курсивом – цитаты из произведений и акценты в творчестве Михаила Ломоносова

 

 Туркменскому поэту Махтумкули (Приблизительно 1733 – 1783)

 

«Я на родине ханом был, для султанов султаном был…
Одеянием рдяным был, жизнью был, океаном был –
Жалким странником ныне стал».
                   Махтумкули, перевод А.Тарковского, «Изгнанник»

 

Наверно, в мире нет такой земли,
Где б не узнали о Махтумкули,
                        По крайней мере, если б захотели.
Гокленский* чудотворец и поэт,
Он изучил все книги с детских лет
                        И разбирался в самом трудном деле.

 

Он много испытаний перенес,
И очень быстро возмужал, возрос –
                        Так осознал свой путь в жестоком мире.
Не раз и от предательства страдал,
В плену жестоком долго пребывал,
                        А чувства... доверял звенящей лире.

 

…О, как близки дороги тех творцов,
Какие не похожи на купцов! –
                        Достойные талантом не торгуют.
Им не придется «голову ломать»:
Что черным или белым называть,
                        Чтоб угодить в элиту золотую.

 

Элита, слышишь: «Скоро час пробьет,
Когда тобой ограбленный народ
                        Тебя повергнет наземь с пьедестала!
Махтумкули – защитник и борец,
Он – автор песни пламенных сердец,
                        И песня та – народным гимном стала!»

 

                    *    *    *
«Теперь – такое время», говорят;
Опять – «такое время», говорят;
Всегда – «такое время», говорят,
                        Да можно ль выбрать время, как перчатки?

 

Но если взять без выбора, подряд,
И сто, и триста лет тому назад,
                        То обнаружим те же распорядки.

 

Так из чего мы можем выбирать?
Не стоит зря об этом рассуждать…

 

                    *    *    *
…Наверно, в мире нет такой земли,
Где не родился бы Махтумкули!

 

                                        4 апреля 2010 г.

 

Курсивом – цитаты из произведений и акценты в творчестве Махтумкули.

*Гоклены – одно из крупных туркменских племён.

Немецкому поэту Иоганну Вольфгангу Гёте (1749 – 1832)

«К тебе попал я, Боже, на приём…»
                     Иоганн Вольфганг Гёте, «Фауст»

 

1.
Ему король дорогу уступал*,
И чистый лист сам под перо ложился;
С ним Мефистофель** тайной поделился,
А Фауст** эту тайну не узнал…

 

Незрячий Фауст… Зрячим невдомёк,
Как просто ошибаются слепые.
Не ошибаться  в годы молодые
Нельзя; у старых и слепых – другие
Дела – да только всех прощает Бог.

 

Оправдан Вертер*** или осуждён?
Свободен каждый в выборе и в праве
Решать свою судьбу… И может он
Любить ли, ненавидеть ли – закон
Любви – не кара, даже – в унисон
Свободной воле при свободном нраве.

Однако нужен стержень благородный,
К примеру, как призыв, как дух природный,
Из «Фауста» цитата, символ модный:
«Народ свободный на земле свободной!»
                      *    *    *
Теперь не так толкуют о свободе,
Но Гёте – вечно в авангардной моде.

 

2.
…Поэтам, мудрецам и королям
Господь замыслил разные дороги
И перекрёстки. Встречи и уроки
Задуманы – так крутится Земля.

Дороги перекрёстками чреваты –
Стоп! Уточни свои координаты.
«Остановись, мгновенье!» – Фауст слеп,
Но видит перекрёсток, видит свет…

…На свете исключения бывают…
На перекрёстках правила меняют –
И короли дорогу уступают
Великим мира, вглядываясь в них,

 

А гении – среди любых других –
"Своих монархов" редко замечают.

3.
Дорога к трону, к славе, к небесам…
Свою дорогу каждый видит сам.

 

                                    24 февраля 2010 г., в редакции 2019 г.

 

 Курсивом – герои и цитаты из произведений Иоганна Вольфганга Гёте, а также и акценты, характерные для его творчества. 

 *При первой же встрече с Гёте в 1774 году герцог Веймарский Карл-Август, отдавая должное великому поэту, сделал его своим приближённым, и на долгое время Веймар стал настоящей столицей всемирного искусства – германскими Афинами.

 **Мефисто́фель и Фа́уст – герои философской драмы Иоганна Вольфганга Гёте «Фауст».

 ***Ве́ртер – герой сентиментального романа в письмах Иоганна Вольфганга Гёте «Страдания молодого Вертера».

Английскому поэту Роберту Бёрнсу  (1759 – 1796)                 
    

«Я пью за старую любовь…»
                                         Роберт Бёрнс

 

Красавица моя, я шлю тебе привет
В моем письме – цветок засохшей розы.
Он очень дорог мне, поверь, моя душа!
                        Пишу тебе письмо... Тебя дороже нет,
                        И потому я избегаю прозы –
                        Поэзия моя, сказали, хороша.

 

Ты до конца прочти послание мое,
И розу тотчас не бросай в корзинку;
Припомни: сорвала её ты на ходу,     
                        Когда гуляли мы по берегу вдвоем
                        И к розам – вдруг – пересекли тропинку?
                        ...Ответа не прошу – я сам за ним приду.

 

Да ждешь ли ты меня? Сказали, что не ждешь...
Я этому не верю, правый Боже!
А впрочем, я – поэт, напрасно не грущу.
                        Немного подожду: сама ко мне придешь!!!
                        ...Я лепестками роз усыплю ложе
                        И больше ни за что назад не отпущу!!!

 

                                                          22 февраля 2010 г.

 

Немецкому поэту Фридриху Гёльдерлину (1770 – 1843)

«Онемев, я зрю и внемлю! Свет рассеивает тьму!
 Ты с небес сошла на землю, Муза, к брату своему!»
                                              Фридрих Гёльдерлин, «Диотима»

 

О поэты! И как это вас создает
Всемогущий Творец среди прочих творений?!
Вот и Гёльдерлин. Светлый. Изысканный. Гений!
Как положено – нищий. Гнезда не совьет.

 

Как положено – вольный себя выбирать
Между щедростью дара и щедростью злата.
Видно, наша Земля на поэтов богата,
Так не жалко и ноги об них вытирать
Превеликим и сытым от мира сего,
Облаченным в чины и допущенным к власти.

 

Идеалы… Гармония… Искренность… Мягкость…
Быт… Страдания! …Крах? …Вдохновение! …Страсти?
А в ответ на прорыв из невзрачности – в яркость –
Плен – безумие... Нету страшней ничего. 

 

***
Миф-трагедия – жизнь… Миф-поэзия – лжива…
Где талант молчалив – слава красноречива!
Всемогущий Творец! Разве жизнь справедлива?
Не объять диспропорции… Цепи крепки…
Кто же так себя сам зажимает в тиски?
...Красота погибает… Гигант погибает…
Мрак и бездна без устали плоть поглощают.
Вот и призраки тают… Летят лепестки…

…Внеземная утопия – в замкнутом сне,
В глубине подсознанья, в петле заточенья…
Без надежды на проблески, на облегченье –
В жерновах незабытого предназначенья –
Измождённой душе тяжелее вдвойне:
Дух пылает, сгорая в небесном огне!

 

...Берегись, если ты гениален и чист:
До тебя доберутся из средневековья.
Да падут лепестки на твое изголовье!
Да хранится вовек твой исписанный лист!

 

Да сияет венец! Да блистает чело!
Да заплачет душа от избытка блаженства!
...О поэты! Недаром вам так тяжело
В этом мире пороков и несовершенства...

 

                                                     Октябрь 1993 г., в редакции 2019 г.

 

Русскому поэту Василию Жуковскому (1783 – 1852)

«Кто скачет, кто мчится под хладною мглой?
Ездок запоздалый, с ним сын молодой».
                    И. В. Гёте, перевод В. Жуковского, «Лесной царь»

 

 Вот к саду всадник на коне
Летит: «Отдай ребенка мне!» 

 

«Не дам!» – восстал стеною сад,
И всадник провалился в ад. 

 

               *    *    *
...Младенец спал и видел сон,
И в отрочестве вспомнит он 

 

Тот сон, тот сад; среди аллей
Поляну, всех других милей, 

 

Где чудом был спасён тогда;
И мысль несёт его туда, 

 

Где он избавился от плена.
...Он спешно преклонил колена 

 

На той поляне. Здесь ли был?
Как будто здесь... Хватило б сил 

 

Воспрянуть духом наяву!!! –
И он лицом упал в траву, 

 

Забылся кротко... Тишина
Застыла, а вокруг – стена:
 
Сад стал бронею, словно лес!
И постепенно страх исчез... 

 

Очнулся отрок. Сад – кругом,
И солнце – в небе голубом. 

 

               *    *    *
О небо, всадник позабыт!
Зеленый сад стеной стоит… 

 

                                             Сентябрь 2009 г., в редакции 2014 г.

 

 Английскому поэту Джорджу Байрону (1788 - 1824)

«Я изучил наречия другие,
К чужим входил не чужестранцем я.
Кто независим, тот – в своей стихии,
В какие ни попал бы он края …»
                       Джордж Байрон, перевод В. Левика, «Паломничество Чайльд Гарольда»

 

На завтрак – чай и хлеба два кусочка.
Газеты. Письма. Чтение. Обед.
Прогулка. Всплеск – классический дуэт,
Любви и страсти пламенная строчка...

 

                     *    *    *
Менялась жизнь, и оставались фоном
«Часы досуга», заменив досуг.
Восток и запад, север или юг –
Подчинены общественным законам,

 

Где сила – право! Кембридж – за плечами…
…И Чайльд Гарольд пустился в дальний путь.
Куда? Зачем? На старый мир взглянуть
И загореться новыми очами!

 

«Так не должно, не может долго длиться!» –
Воскликнет за поэтом мир людской.
...А Дон Жуан с душевною тоской,
С болезнью века, пробует сразиться,

 

В победах не уверенный заране…
Кто ж победил? О том молчат века.
Плывут над Альбионом облака.
Судьбу никто не отменял пока,
И не укрыться от неё в тумане.

 

...Судьба вела вперед по узкой тропке.
Направо – пропасть, слева – твердь скалы.
Пути борца трудны и тяжелы.
Трагедия – на каждой остановке.

 

Европа – поле брани. Ход столетий
Тепличные сердца ожесточил,
Но тот, кто сам себе не изменил,
Достоин похвалы на этом свете.

 

…Страдания любви, порывы страсти
Десятки раз взрывали сердце, но…
Всегда случалось то, что быть должно́,
Что до́лжно подчиниться Высшей власти.
…Вперёд! А время комкает все планы.
Уж час пробил? Тем более – вперёд!
Душа летит, ликует и поёт.
Свобода! Прочь сомнения и раны!

 

Жить долго – наказанье или радость?
Что, час пробил? Тем более – вперёд!
Душа летит, ликует и поёт;
Свобода! Только в ней – и цель, и сладость.

 

                      *    *    *
На завтрак – чай. Обедать не придется…
Прощай, непобеждённый Прометей!
Кто жил не по указке, без цепей,
Тот для других кумиром остается.

 

                      *    *    *
На завтрак – чай. Покрепче. Три бокала.
…Я Байрона опять перечитала…

 

                                                       3 апреля 2010 г., в редакции 2018 г.

Курсивом – акценты в творчестве, а также выражения и отрывки из произведений Джорджа Байрона.

Русскому поэту Александру Пушкину (1799 – 1837) 

«Я памятник себе воздвиг нерукотворный,
К нему не зарастёт народная тропа...»
                                                      Александр Пушкин

 

Вот так-то убивать поэтов,
Сынов России убивать,
Вот так-то совесть отдавать
На откуп шпаг и пистолетов...

 

А что? ...Зато уже не грянет
Гроза над хилым стариком;
Тот самый профиль, что знаком,
Над площадями бронзой встанет.

 

А что? ...Прожил бы лет – с десяток,
А дольше – вряд ли б удалось:
В России так уж повелось,
В стране мятежников и взяток.

 

А что? ...Близнец весенней музы
И старший брат осенних муз
Не разрывал такой союз
В обмен на прочие союзы,

 

Какие дорого оценят;
Он отдавал себе отчёт,
Что время быстрое течёт,
Но в бронзе – профиль – не изменят!

 

               *    *    *
А что? ...До роковой черты
Все было сказано и спето
Устами и пером поэта.
Февраль* прощён. Сияет лето.
Свежи июньские* цветы.

                                                  Октябрь 2000 г.

 

 * Февраль – месяц смерти поэта, июнь – месяц рождения поэта

 

Французскому поэту Виктору Гюго (1802 – 1885) 

«Когда иду к высокой цели,
Я над угрозами смеюсь».
                                     Виктор Гюго, из сборника «Возмездие»
 

 

Поэт, идти к высокой цели
Всегда почетно, видит Бог.
Но лишь немногие сумели
Взять высоту в короткий срок: 

 

Ведь чтоб осуществилось это
Нужны не годы, а века –
Достичь не Солнца, а рассвета!!!
...А жизнь безумно коротка; 

 

И если не придется сгинуть,
Сорваться в пропасть, сесть на мель,
За дело примется метель...
Но ты, Поэт, сумел достигнуть
Предела, за которым – цель! 

 

                                       4 апреля 2010 г. 

 

Финскому поэту Юхану Людвигу Рунебергу (1804 – 1877) 

«Здесь с мыслью, с плугом, и с мечом
Отцы ходили в бой,
Здесь ночь за ночью, день за днем
Народный дух пылал огнем –
В согласье с доброю судьбой,
В борьбе с судьбою злой».
                        Юхан Рунеберг, перевод. А. Блока, «Наш край»
 

 

Российский подданный на шведском языке 

Писал стихи о родине любимой,

Финляндии, стране неповторимой.

И в тихой радости, и в горе, и в тоске

Он оставался преданным народу,

Боролся за любовь и за свободу. 

 

«Наш край» – свободна песня патриота!

 Любой народ не хочет быть в неволе.

…И Рунеберг мечтал о лучшей доле,

И Рунеберг стремился к лучшей доле,

И Рунеберг радел о лучшей доле,

Не для себя, а для любимого народа.

 

Цвети, наш край, не дай войне жестокой

И мысли, бездуховной, однобокой, 

Тебя завоевать! Народ, сражайся

И одолей врага в борьбе упорной!

Финляндия, стань щедрой, будь просторной,

И к свету, к Солнцу выше поднимайся!                         

 

 ***

 ...Сто лет прошло, и началось другое царство,

Но песня та осталась гимном государства.

                                                         

                            12 апреля 2010 г., в редакции 2018 г. 

 

 

Швейцарскому поэту Жюсту Оливье (1807–1876)

 

«По вечерам, когда в окно глядим в молчанье

И тени медленно густеют по углам,

Забытых слышится напевов нам звучанье

По вечерам».

    Жюст Оливье «По вечерам», перевод Н. Стрижевской

 

Швейцария! Напомнил мне поэт

Мой дом родной, вечерней лампы свет,

 

Родные голоса – по вечерам,

И детство, словно было всё вчера,

 

Не только потому, что каждый час

Напоминает, как тогда, у нас…

 

Не только потому, что каждый вздох

О прошлом застаёт меня врасплох,

 

Не только потому, что милый дом

Всегда маячит за моим окном,

 

И даже… И совсем не потому,

Что я всегда скучаю по нему,

 

А потому, что… И закрыв глаза,

Я главное хочу теперь сказать:

 

Да. Потому. Не остальным – в упрёк,

Себе – в вину... И – между прочих строк –

 

Мой дом родной, вечерней лампы свет,

И смех друзей, которых рядом нет,

 

Родные голоса – по вечерам,

И детство, словно было всё вчера…

 

9 января 2019 г.

Американскому поэту Генри Лонгфелло (1807 – 1882)

«Послал я стрелу и, на солнце сверкая,
Она устремилась, куда – я не знаю.
Полет ее был так высок и далек,
Что взглядом догнать я не смог».
              Генри Лонгфелло, перевод Л.Максимчук, «Послал я стрелу»

 

Кто войдет в чертог прекрасный, не захочет возвратиться
В обветшалую хибару никогда.
Кто послал стрелу далеко, не захочет опуститься
В мир, где правит первобытная вражда.

 

Помни песнь о Гайавате*,
                                        О его великой жизни,
И о подвигах отважных никогда не забывай.
К Божеству, Владыке жизни,
                                      Обращайся с чистым сердцем –
Даст тебе он трубку мира – сохрани, не потеряй!

 

Быть рабом, а не героем, может быть, намного легче.
Только храбрый – кем захочет быть из них?
Смелость – спутник всех героев,
                                    побеждавших в черном смерче
Необузданных противников своих.

 

Помни песнь о Гайавате,
                                         И когда настанет время,
Приходи к народам диким, трубку мира раскури.
И желанный мир наступит,
                     Гнев и распри прекратятся,
И тебе за это будут благодарны дикари.

 

Так без устали сражайся – и сильнее станешь втрое;
За тобой большая армия пойдет.
И тобой гордиться станут, как вождём и как героем –
Так тебя народ любимый назовет!

 

Помни песнь о Гайавате,
                             Прославляй Владыку жизни,
Подавай пример достойный верным воинам своим.
Видишь, как плывут по небу
                                «Окрыленные пироги»?
«Встреть их с лаской и приветом» и воздай осанну им!

                                                                                                       23 февраля 2010 г., в редакции 2019 г.

Курсивом – цитаты из произведений Генри Лонгфелло, а также акценты в его творчестве.

*Гайава́та – герой эпической поэмы Генри Лонгфелло «Песнь о Гайава́те».

Русскому поэту Михаилу Лермонтову (1814 – 1841)

  «Выхожу один я на дорогу...»
                              Михаил Лермонтов

 

 Он слышал: ангелы трубили,
Часы небесные пробили.
Он знал: его уже убили.
                        Кавказ... Трагедия... Дуэль...

 

...Душа и вечность неразлучны.
Фонтаны слезны. Небо тучно.
Вдохнуть – и выдохнуть беззвучно...
                        Нельзя идти, не видя цель!

 

                                                  Ноябрь 1999 г.
 

 

Украинскому поэту Тарасу Шевченко (1814 – 1861) 

«Я был поэтом? Вздор! Своё стило
Я продал. Взял другое ремесло».
                           Тарас Шевченко, авторизованный перевод с грузинского, «Монолог ремесленника»

 

«Свободы праведной глотни,
Моя родная Украина!» –
Призыв отеческий, былинный,
Звучит так часто в наши дни.

 

 Тарас Григорьевич, скажи:
А сколько ждать ещё придётся
Твоей земле, пока начнётся
Раздел у крепостной межи

 

 С итогом – в пользу бедняка?
В холопских генах боль скопилась!
«Чтоб справедливость проявилась,
Должны ещё пройти века, –

 

 С усмешкой отвечал Тарас. –
А если нет душе покоя,
Возьмите правило другое:
Живите проще. В добрый час!» 

 

                *    *    *
Свободы праведной вкусив,
Моя родная Украина
Застряла; по колено – глина,
Вокруг – болотная трясина,
А дальше – …точки и курсив

 

 ...К трясине слепо повернув,
Недолго и уйти ко дну...    

 
                                          28 февраля 2010 г.   

 

Курсивом – цитаты из произведений Тараса Шевченко.

 

 

Словацкому поэту Янко Кралю (1822–1876)

 

 «Духи героев из мрака восстали,

это – славянского мира герои…»

                   Янко Краль «Свадьба», перевод Л. Мартынова

 

...И как не поверить нам в слухи

О том, что в ближайшие дни

Восстанут великие духи?

Да вот – уж восстали они!

 

…И Пестеля*, и Муравьёва**

Готовы приветствовать мы.

Их правда железно-сурова,

Маячит призывом – из тьмы.

 

А дальше и глубже – былины –

Славянское войско идёт!

Дружина. Доспехи. Седины.

Всех битва серьёзная ждёт…

 

***

 

Мы рады, что в горестях наших

Нам есть про кого вспоминать.

Нужны не парады и марши,

А действия – хватит страдать.

 

…Когда бы мы с теми войсками

Восстали единой стеной,

Победа была бы за нами:

Славяне, держите свой строй!

 

3 января 2019 г.

 

Курсивом – цитаты из произведений Янко Краля.

 

*Павел Пестель (1793–1826) – руководитель тайного «Южного общества» декабристов, выступивших против российского самодержавия (восстание произошло 14 декабря 1825 г.).

 

**Никита Муравьёв (1795–1843) – руководитель тайного «Северного общества» декабристов, выступивших против российского самодержавия (восстание произошло 14 декабря 1825 г.).

 

 

Норвежскому поэту Генрику Юхану Ибсену (1828–1906)

 

 «Ты хочешь стать охотничьей женой!

Благословенье божие со мной!

Не приближайся, Со́львейг**! Ты чиста!

Не для меня такая красота,

я только посмотрю издалека...»

            Генрик Ибсен «Пер Гюнт», перевод А. Шараповой

 

Пускаясь в путешествие по миру,

Хочу с собою взять перо и лиру:

 

Мир описать, в стихах отобразить,

Народы новой песней удивить!

 

Мне Со́львейг обещание дала,

Что будет ждать и верить в мой талант.

…Так сказано: сто лет она ждала…

 

***

 …Мне мир свои возможности открыл.

 Я много стран далёких посетил,

 

Увидел жизнь, других людей узнал.

…А сколько книг хороших прочитал –

 

Сто тысяч книг! Не одолел никто

Такой махины даже лет за сто…

 

Мой разум всё постиг! Душа моя

Вполне испила чашу бытия,

 

Наполненную сладостью и ядом,

Восторгом, ликованием и смрадом.

 

Держу перо в готовности: вот-вот

Осилю пару книг – и час придёт

 

Сказать своё решительное слово!

...Но сомневаюсь... Значит, не готова

 

Душа моя – к своей великой песне…

Читаю дальше – только ближе к бездне

 

Познания… Так что ж, мой труд – впустую?

Закрою книгу и возьму другую,

 

Её прочту – и вот берусь опять

Наш мир чужим рассудком постигать.

 

За каждой книгой, Со́львейг, ты стояла

И самого меня – ты прочитала,

 

Так знаешь ты, что я тебе не лгу!

Но выполнить задачу не могу.

 

…Я дальше своё дело продолжаю

И жизнь – уже в натуре – изучаю.

 

Хожу по городам и странам юга,

По государствам северного круга,

 

Присматриваюсь к западным обрядам,

К восточным танцам, стилям и нарядам,

 

Знакомлюсь с новым, сравниваю части

Познаний, преодолевая страсти.

 

...Смеюсь ли, плачу – помню об одном:

За сотни тысяч вёрст – мой край, мой дом.

 

Задумаюсь, взгляну на облака,

На небо… И безмерная тоска

Нахлынет… Знаю, что издалека

 

За каждым шагом, Со́львейг, смотришь ты, –

Так Солнце светит миру с высоты! –

Вот-вот – и остановишь у черты,

 

И я готов?.. Нет. План не завершён.

Не отступлю. Я к цели устремлён!

 

***

 …Сто тысяч книг – сто лет моих минуло…

Я мудрым стал, а время не уснуло,

 

Плыло, дремало, шло, ползло, летело,

И мудрость моя далее взрослела.

 

Мы шли по миру вместе… Предо мной

Мир раскрывался новой стороной,

 

В реальной жизни – не в библиотеках:

Вот – мир, а вот – свобода человека.

 

…Сто тысяч лет хватило б, чтоб познать

Свободу, жить привольно, не страдать?

 

Грешить? …Самонадеянный глупец,

Остановись! …Я понял наконец,

В чём жизни и расплата, и венец:

 

Любовь и счастье – Со́львейг! Я иду

К тебе, слагая песню на ходу!

 

Сто лет разлуки даром не прошли.

Мне близок каждый уголок Земли,

 

Но и друзья, родные, отчий край –

Я не забыл их. Ты об этом знай!

 

Мне стали ближе те, кто далеко

Молились обо мне и чей закон –

 

Любовь! Не сон. Не злато. Не мечта.

Любовь… О ней расскажет песня та.

 

***

 

…Сто лет разлуки… Дом… Открыта дверь…

…Но Со́львейг! …Что с ней? …Где она теперь?

 

27 декабря 2018 г.

 

*Сага – понятие, обобщающее повествовательные литературные произведения, записанные в Исландии в XIII–XIV веках на древнеисландском языке и повествующие об истории и жизни скандинавских народов в период с X по XIV столетие.

 

**Со́львейг – героиня драматической поэмы Генрика Ибсена «Пер Гюнт», имя Сольвейг по-русски означает: «солнечный путь».

 

Лезгинскому поэту Етиму Эмину (1838–1884)

 

«Будет с нами Эмин – будем снова народом единым,

Ведь поэт и народ неразлучны как Небо с Землёй,

И поэта судьба есть завет незабвенный лезгинам:

Ты сокровища мук не растрать, о народ мой родной!»

                 Етим Эмин «Поэт и народ», перевод В. Лапшина

 

Ах, лезгину б – шашка и кинжал!

А ему ещё – и справедливость?!

…В трудный час что лучше: молчаливость

Или голос? …Среди гор и скал

Голос громко, ясно прозвучал.

 

Шашка и кинжал решат не всё,

Что решают перья и бумаги.

…Голос, полный горестной отваги,

Доходил до самых дальних сёл,

 

До глухих аулов, городов.

Голос затихал, предупреждая,

Как тесны, узки ворота Рая,

Как опасны замыслы врагов.

Что – народу? …Мир, любовь, покой

Всем нужны подряд, без исключений.

А в горах – нет дня без столкновений,

Выраженных яростной строкой.

 

Чувства, мысли, фразы… Нет, нельзя

Доводить до ярости, до бунта

Наш народ. Утихни в сердце, смута,

Будьте живы, все мои друзья!

 

***

 …Не было б трагедий – вот тогда

Не было б поэта. Он изведал

Страсти, бури, но людей не предал –

Со своим народом был всегда.

 

***

 Воины рождаются на свет –

С жизнью расстаются аксакалы.

…Отдыхают шашки и кинжалы

Лишь в музеях – там сражений нет.

 

31 декабря 2018 г.

 

 

Алжирскому поэту Си Моханду (1843–1906)

 

«Край любимый, край недобрый!

Я скитался долго.

Я чужак в краю родном.

Я в тоске своей бездомной

Позабыл о долге.

Сердце плачет о былом».

                     Си Моханд «Край любимый, край недобрый», перевод Н. Габриэлян 

 

 

Последние дни моей жизни пришли…

Стихия, прошу, не мешай,

Уйми свою ярость, свой гнев утоли

И к сердцу прислушаться дай.

 

Душевные бури терзали меня,

Болезни и страсти терзали меня,

Пороки и беды терзали меня,

Теперь же мне нужен покой.

Хочу перед смертью, других не виня,

Задуматься: кто я такой?

 

…Я пчёл разводил и растил виноград,

Держал своё счастье в руках,

Любил своих женщин, был счастлив и рад

Дарить им цветы и шелка.

И дети, и братья, и сёстры мои –

Все были – большая семья,

Но время пришло, и оставил я их,

Пустился в скитания я.

 

Искал не богатство – ответы искал

На сотню вопросов – и зря.

Искал и в песках, и в расщелинах скал,

И даже в глубоких морях.

 

Искал мудрецов, изучающих смысл

Древнейших учений святых…

Нашёл, но пока я по свету ходил,

Я понял, что дело не в них.

 

Всё дело – в себе, но пора умирать…

Так кто же я? Видимо, тот,

Кто только на свет появился вчера,

А завтра – исчезнет – как дым от костра,

Из жизни тревожной уйдёт.

 

***

 

Последние дни моей жизни пришли…

Стихия, прошу, не мешай,

Уйми свою ярость, свой гнев утоли

И к сердцу прислушаться дай.

 

17 сентября 2018 г.

 

 

Бразильскому поэту Кастро Алвесу (1847–1871)

 

«Сын бури, молний брат родной!

Бросай свой клич грозе навстречу...»

                             Кастро Алвес, перевод Ю. Калугина

 

Вдалеке от больших городов

Гордый ко́ндор над пиками гор

Крылья творчества в небо простёр.

…В небесах разгорелся костёр

И огнём храбреца опалил…

Молний брат был бесстрашен и скор…

…Кто боялся небесных костров,

Избегал тупиков и грехов

И держался советов отцов,

Был к полётам таким не готов –

Тот не дальше родных берегов

В тихой заводи рыбку ловил…

 

***

 

Рыба – в море, звезда – в небесах,

А судьба – «да» и «нет» – на весах...

 

Осторожность – помощник плохой,

Если ты не слепой, не глухой.

 

…В небе вспыхнет чужая звезда,

Но твою не затмит никогда.

 

Кто рождён под высокой звездой,

Тот над прахом промчится стрелой!

 

…Молний брат до конца не сгорит –

Гордо в небе высоком парит.

…Над Бразилией ко́ндор парит…

 

                                                                        11 июня 2018 г.

 

 Болгарскому поэту Христо Ботеву (1848 – 1876)

 

«Священный близится конец…
Мы восклицаем: "Хлеб иль свинец?"»
                                                           Христо Ботев, «Борьба»

 

Турецкое иго все давит сильнее –
Вперед, «Молодая Болгария»*!
Наш день все короче, а ночь все длиннее –
Вперед, «Молодая Болгария»!

 

Он с нами, Василий по прозвищу «Левски»* –
Вперед, «Молодая Болгария»!
Он с нами, Димитр*, безбоязненный, дерзкий –
Вперед, «Молодая Болгария»!

 

Мы – львы, мы – орлы, мы – летящие стрелы –
Вперед, «Молодая Болгария»!
Мы – племя борцов за великое дело –
Вперед, «Молодая Болгария»!

 

Мы сами – оплот и опора друг другу –
Вперед, «Молодая Болгария»!
Европа, подай же нам братскую руку –
Вперед, «Молодая Болгария»!

 

Мы все не погибнем в борьбе против рабства –
Вперед, «Молодая Болгария»!
Пусть станет Земля краем дружбы и братства –
Вперед, «Молодая Болгария»!

                                                                                                   3 апреля 2010 г.

*«Молодая Болгария» – революционная организация Болгарии; Василий Левски,
Димитр (Хаджи Димитр) – национальные герои страны
 

 

Кубинскому поэту Хосе Марти (1853 – 1895) 

 

«Лети, мой быстрый конь, пусть рвётся сбруя,
Скачи, пусть звонкие твои копыта
Травой благоухают и цветами…»
                                                   Хосе Марти, «Академическое»

 

Ураган – явление в природе.
Куба – остров. Мир не справедлив.
Солнце опускается в залив.
Сердце остаётся на свободе.

 

Ураган – призыв души свободной,
Пусть сметёт несправедливость он!
Тот в рабыню-родину влюблён,
Кто проникся горечью народной.

Ураган – сильнее сердце бьётся.
Горечь – воплощается в стихи.
Правда  – воплощается в стихи.
Буря – воплощается в стихи.
Быстрый конь – с таким конем лихим
Верная победа достаётся!

 

Ураган – тираны, убирайтесь!
Конь летит – тираны, убирайтесь!
Песнь слышна – тираны, убирайтесь!
Гневно обвинения звучат:
Колокол свободы бьёт в набат –
В неприступном логове спасайтесь!

 

Ураган – стремительна атака. 
…Белый конь, назад не поверни!
Конь не повернул. Не изменил.
Пуля – смерть за родину – однако!!!     

 

                  *    *    *
Ураган пронёсся над веками.
Куба. Тирания. Смерч. Цунами.

 

                                                                                     1 апреля 2010 г., в редакции 2018 г.

Русскому поэту Иннокентию Анненскому (1855 - 1909)

 

«Ни кремлей, ни чудес, ни святынь,
Ни миражей, ни слез, ни улыбки...»
                                        Иннокентий Анненский, «Петербург»

 

«Воображенье без желаний и сновидения без сна».
                           Иннокентий Анненский, «К моему портрету»

 

Печален наш символ, хотя не из меди
Отлили его не враги, не соседи –
                        Мы сами слепили его.
Мы много страдали, мы очень старались,
Но символы плохо всегда получались –
                        Такое у нас естество...

 

На свет мы пришли из зеленых потемок,
Нам ум – слишком тонок, а стан – слишком ломок,
                        Душа – изначально больна.
Наш мертвый апрель обращается к вербе,
Когда белый месяц стоит на ущербе.
                        ...Как скоро проходит весна!

 

Мы здесь – ненадолго: вот осень разлуки!
Наверное, скоро закончатся муки,
                        Кошмары, волнения, бред.
...Уж жалобы, шепоты, стуки – уходят...
В зеленую тьму нас с печалью проводит
                        «Второй фортепьянный сонет…»

                                                      21 февраля 2010 г.

 

*Курсивом – цитаты из произведений Иннокентия Анненского 

 

Итальянскому поэту Джованни Пасколи (1855–1912)

 

«Так много лет прошло с тех пор, как скорбь твоя

Дала мне жизни свет, и далеко мгновенье,

Когда мой первый плач и первое томленье

Сильней, чем скорбь твоя, печалили тебя».

             Джованни Пасколи «Годовщина», перевод С. Астрова

 

История – лавиной накрывает.

История – громит и разрушает.

История – клеймит и поучает.

Как мы свою историю творим?

…Гроза сверкает всё сильней, всё выше.

Холодный дождь стучит стеклом по крыше,

Сначала – громче, а потом – всё тише

Передаёт судьбы тревожный ритм.

 

История – пришла и отвернулась.

История – прошла и не вернулась.

История – уснула и проснулась.

Чего нам ждать теперь от нас самих?

…Мычат в хлевах голодные коровы.

Лежат без дела снасти и обновы.

Заря вещает заревом багровым,

Знамением – для близких и чужих.

 

История – своя, а не чужая?

История – семьи и урожая?

История – хорошая? Плохая?

О чём она предупреждает нас?

…Забудем про историю! Не станем,

Устроившись удобно на диване,

Разглядывать вчерашний день в тумане,

А лучше на фиалковой поляне

Назначим встречу в предрассветный час.

 

***

 

Фиалки – символ счастья – на рассвете.

Цветам мы будем рады, словно дети!

 

Припомним наше детство, дом родимый

И образ нашей матери любимой,

 

Ведь он – навеки в сердце остаётся.

…Гроза судьбы ушла и не вернётся.

Теперь – за дело! Дело всем найдётся.

 

***

 Историю свою мы пишем сами.

Ошибки наши следуют за нами –

Дождями, ураганами, ветрами.

 

…Фиалка – лепесток надежды светлой.

Не ошибёмся – сами станем светом.

 11 декабря 2018 г.

Русскому поэту Семену Надсону (1862 – 1887)

 

«Есть у свободы враг опаснее цепей,
……………………………………………….
Тот враг неотразим, он – в сердце у людей!»
                                                              Семен Надсон

 

Безумный мир далёк от идеала,
И этот мир сам человек создал.
Под звон монет и ржавый лязг металла
Давно похоронили идеал.

 

А если бы припомнить захотели
Тот идеал апостолы труда*,
Да в памятник отлить его посмели,
На постамент поставить, вот тогда...

 

Тогда пред изумлённою толпою 
У памятника, в дерзостной красе,
Возникнет – и сравняет все с землею –
Надменный и продажный фарисей.

 

                                                     21 марта 2010 г., в редакции 2018 г.

 

 Курсивом – цитаты из произведений Семёна Надсона.

  *«Апостол труда» – так называл простого честного рабочего Семён Надсон в своём стихотворении.

 

Бельгийскому поэту Эмилю Верхарну (1855 – 1916) 

   

«Увы! Все кончено! Равнина умерла!
  Зияют мертвых ферм раскрытые ворота.
  Увы! Равнины нет: предсмертною икотой
  В последний раз хрипят церквей колокола».
                          Эмиль Верхарн, перевод Ю. Левина, «Равнина»
 

 

 Уйти в себя, отвергнув мир бесчеловечный,
Продолжив долгий путь исканий бесконечный? –
Нет, нужно к жизни относиться по-другому,
Но как? «Вне века» быть нельзя, вне мира – тоже…
Мечты прошли – и мысль о будущем тревожит,
О том, что век и мир грозят родному дому!

 

О Фландрия, скорби: война на крыльях алых
Летит, чтоб развернуть в масштабах небывалых
Погром в твоих краях – насилие и горе.
...Уйти в себя – война, уйти в войну – не выход,
Остаться вне войны? И так, и этак – лихо. 
Уйти совсем...
                     Нельзя? Не так.
                                        Не сразу. Вскоре... 

                                                                4 апреля 2010 г. 

 

Филиппинскому поэту Хосе Рисалю (1861–1896)

 

 «Моё счастье – в сердце природы».

 «Это я, дорогая страна, в песне, которую ты поёшь!»

«Прощай, моя обожаемая Земля…»

                                 Хосе Рисаль, цитаты из сочинений

 

Вина поэта…  Только ли поэта?

Художник, политолог, скульптор, врач…

Мудр, образован, искренен, горяч…

Таких немного. Грузная планета

 

Едва ли выделяет Филиппины

Из прочих островов… Материки,

Архипелаги – даже вопреки

Невежеству – все на помин легки.

…Зато – поэт! ...Поэты – маяки,

Сверкающие горные вершины

На островах, затерянных и явных.

Не принижать – стремиться надо к ним!...

Да всё не так. ...Поэт судьбой гоним

За то, что в земляках увидел равных

 

Богатым иностранцам… Кто нам может

Сказать, где нет рабов и палачей?

Мир честных, добрых, грамотных! Он – чей?

Мир чистых рек, зелёных рощ! Он – чей?

Мир плодоносный, радостный! Он – чей?

Князьям и лордам – всё! А людям – что же?

 

…Вина поэта – в чём? …Огнём мятежным

Горел во имя родины своей.

Любил просторы родины своей.

Любил природу родины своей.

Любил легенды родины своей.

Любил гробницы родины своей.

Любил свою семью, любил людей.

Любил своих друзей, любил людей.

Любил свою страну, любил людей.

………………………………………

Свободы пламя – знамя для людей, 

Восставших возмущеньем неизбежным.

 

…Вина поэта в том, что патриотом

Был истинным и до конца пронёс

В себе священный трепет красных роз!

За то и не забыт своим народом.

 

***

Поэт погиб, исчезнув вспышкой жаркой.

…Его звезда горела слишком ярко

Над мраком затуманенных миров,

Над «рваным полотном» материков,

Над чашей филиппинских островов…

 

19 июня 2018 г.

 

Индийскому поэту Рабиндранату Тагору (1861 – 1941) 

«Мне нужно всё, что имел я, и всё, чего не имел,
И что отвергал когда-то, что видеть я не умел».
                                 Рабиндранат Тагор, Перевод В. Тушновой, «Жизнь драгоценна»
 

 

 Я ощутить хочу
                        полет в краях безбрежных.
Верните крылья мне! Я не шучу.
Верните зелень, синь,
                                кору деревьев нежных.
Я истину почувствовать хочу.

 

Хочу я повидать
                         павлина голубого,
Хочу испить воды из родника.
В который раз хочу
                            разбить свои оковы.
Но… это мне не удалось пока.

 

Бенгалия моя!
                   Десятки миллионов
Детей твоих остались взаперти.
Они – давно в плену
                            запретов и законов,
И сорняки застлали их пути.

 

Неведомы глухим
                             мелодии и звуки,
Неведомо слепым сиянье дня.
Хочу услышать птиц
                            и протянуть к ним руки,
Хочу прозреть – есть силы у меня!!!

 

Ты укрепи мой дух,
                              земля отцов родная;
Очисти, Ганг,
                       не знающий границ,
Сильней  ветер дуй –
                              и выше Гималаев
Тогда я поднимусь на крыльях птиц!

                                                                                                   22 февраля 2010 г.

Новозеландской поэтессе Джесси Маккей (1864–1938)

 

«Отважный дух над миром воспарил!

Австралия! Америка! Россия!

Лечу, лечу и не жалею крыл...

Стригу овец, а ножницы тупые».

                 Джесси Маккей «Поэтесса и фермер», перевод В. Топорова

 

Тупые ножницы и острое перо –

Призыв: попасть из фермеров – в министры!

Но как?.. Не приглашённые артисты

Спектакль играют, а простой народ,

 

Переселенцы или маори… Прогресс

Восстал грозой сознанию былому.

Что – фермер? Он прирос к родному дому.

А те, кто протянул к добру чужому

Не руки – когти, мыслят по-другому,

Во всём драконий соблюдая интерес.

 

Драконы, уберите когти прочь!

Свобода! …Отступай скорее, ночь!

 

День новый, горизонты расширяй,

Взбодри усталых, сонных пробуждай

 

К сражениям и битвам неизбежным:

Теперь не время снам и чувствам нежным.

 

***

 …Тупые ножницы – не стрелы и мечи.

Не все министры попадают в палачи,

 

И, видимо, не в каждой поэтессе

Горел огонь, как в сердце пылкой Джесси.

 

Так – бушевал вокруг костёр-протест:

Любовь к стране – не фарс, не броский жест.

 

***

 Пусть золото надежд сияет в свете дня!

Уверенность моя, не покидай меня!

 

                                                    13 сентября 2018 г.
                   

Английскому поэту Редьярду Киплингу (1865 – 1936) 

 

«На далёкой Амазонке не бывал я никогда. 
Никогда туда не ходят иностранные суда.  
Только "Дон" и "Магдалина" – быстроходные суда,
Только "Дон" и "Магдалина" ходят по морю туда».
                                        Редьярд Киплинг, перевод С.Маршака

 

Не доплыть до Амазонки, только, что ни говори,
Важно, чтобы не остыла эта тяга изнутри, 

 

Чтобы в сердце не проникнул изнурительный покой!
Путешествие по миру – мир на карте пред тобой:

 

Горы, степи и равнины – север, запад и восток.
Долетай до Амазонки, мой цветочный лепесток, 

 

Лепесток моей надежды, лепесток души моей!
…Африканская саванна – ветры дуют всё сильней,

 

А в Гренландии – сугробы, ледяные берега,
А в Австралии – контрасты: лес, и скалы, и луга.

 

 Антарктида – вечный холод… Полюса и острова –
То ли дальше, то ли ближе – закружится голова!

 

Но зато в индийских джунглях – влажно, жарко и темно,
А в Японии – прекрасно и тепло, и всё равно… 

 

Соберусь – преодолею семь препятствий, семь морей,
Семь дорог… Но только время всё бежит быстрей, быстрей,

 

Только в Англии туманы застилают все пути…
Не доплыть до Амазонки – не доехать, не дойти.

 

                               *    *    *
...Не доплыть до Амазонки, только если захотеть,
Можно в жизни всё осилить, можно в жизни всё успеть.

 

Распахну окно на запад и немедленно решу:
Полечу на самолете – прямо к вылету спешу.

 

Долечу до Амазонки, может быть, к закату дня –
Эй, друзья, не поджидайте завтра к ужину меня!

                                                                      4 апреля 2010 г., в редакции 2018 г.

 

Армянскому поэту Ованесу Туманяну (1869–1923)

 

«Мерцая так же холодно и скупо,
Взамен не обещая ничего,
Влечёт меня далёкое искусство
И требует согласья моего».
     Ованес Туманян «Лунатики», перевод Б. Ахмадулиной

 

Мечты о счастье, мире, справедливости
Останутся наивными мечтами,
Пока ты сам не примешься за дело.
…Поэтам не откажешь в прозорливости…
Поэт, не затворяйся в молчаливости,
В спокойствии, в довольстве и в сонливости,
На жизнь – откликнись чистыми стихами.
Люби. Твори. Явись в прорыве смелом!

 

…Искусство. Мастера? Таланты?? Гении???
Почёт и слава – в третьем поколении?
…Искусство – чувств и мыслей выражение.
Искусство – ложно в низком искушении.
Искусство – сложно в высшем проявлении.
Пик – качество задуманных творений.
Шедевры – вне оценок и сравнений.

 

Далёкое искусство – ближе близкого.
Поэт! Идею – в слово воплоти,
И слово громким эхом отзовётся.
…Легко упасть – удел искусства низкого,
Высокое пусть высоко летит.
Дерзай, поэт! А высота найдётся.

 

***
Решайся – высоту перешагнуть,
Чтоб за предел высокий заглянуть.

 

24 декабря 2018 г.

Русскому поэту Ивану Бунину (1870 – 1953) 

«И сказали Духи: “Недостойно
Быть пророку слабым и усталым”.
И пророк печально и спокойно
Отвечал: “Я жаловался скалам”».
                                           Иван Бунин, «Магомет в изгнании»

 

...И как Илия – в бесконечной пустыне,
И как Иисус – в бесконечной пустыне,
И как Магомет – в бесконечной пустыне,
Как путник бездомный в песчаной пустыне
Поэт по пустыне идёт,
В пустыне у лошади вязнут копыта.
В пустыне у буйвола вязнут копыта.
В пустыне у ослика вязнут копыта.
Поэт по пустыне идёт.

 

Известно: верблюд выживает в пустыне,
Змея и варан выживают в пустыне,
Джейраны и львы выживают в пустыне.
Поэт по пустыне идёт.
Несёт ему ворон еду? – сомневаюсь.
Щадит его солнце? – вдвойне сомневаюсь.
Найдёт ли он воду? – втройне сомневаюсь.
Поэт по пустыне идёт.

 

Он мог бы идти с тем же самым успехом
По льдам, по болотам, по камням, по рекам,
Рожденный индусом, арабом ли, греком...
Поэт по пустыне идёт.
Он мог бы родиться – по разным приметам –
Башмачником, булочником, баронетом,
Он мог бы... – но только родился поэтом.
Поэт по пустыне идёт.

                                                                             25 февраля 2010 г., в редакции 2018 г.

Русскому поэту Валерию Брюсову (1873 – 1924)

«Где вы, грядущие гунны,
Что тучей нависли над миром!»
                                             Валерий Брюсов

 

Серебряного века серебряный закат –
Напутствие восходу золотому:
Вставай, светило древнее, сверкай на новый лад,
Мы жизнь свою устроим по-другому!

 

Однако, где же золото?! Являлась только медь,
Как правило, за редким исключением.
Грядущее чугунное (а так и будет впредь!)
В России правит всяким направлением.

 

Восторженные гимны восторженной стране –
Лишь лозунг, ослепительный и броский!
...И вечным алым всадником, пособником к войне,
Маячит красный призрак – Кремль московский.
                      
Великие деяния все могут оправдать,
Но как преподнести их – дело вкусов.
...Как жаль, не получается ломать и созидать
В одно и то же время.
                                  …Разве нам дано понять
Тот мир, где был своим Валерий Брюсов?

 

                                                           20 февраля 2010 г., в редакции 2018 г.

 

*Курсивом –  цитаты из произведений Валерия Брюсова

 

Австрийскому поэту Райнеру Марии Рильке (1875–1926)

 

«И я ли это в пекле мук моих?

Воспоминанья мечутся в огне.

О жизнь, о жизнь, ты вся – вовне.

Я в пламени. Чужой среди чужих».

    Райнер Мария Рильке «Последняя запись в блокноте», перевод В. Летучего

 

А вот и споткнулся… Преграда

Ничтожна, невидима, но…

Не больше, чем вымысел, но…

Была ли? Осталась ли? Но…

…………………………………..

Забавно? А мне не смешно…

Сегодня, вчера и давно –

Смертельны тоска и досада…

 

А вот и упал… Показалось:

Не встану уже никогда.

Глаза закрываю… Куда

Уходят навек, навсегда?

…Над миром гудят провода.

Снежинкой упала звезда…

Растаяла... Небо – осталось?

 

…А вот поднимаюсь… Ослепшим,

Безмолвным, немым и глухим,

Забывшим чужие стихи,

Убитым, но словно воскресшим –

 

К иному… И всё зазвучало…

Не слышу, но знаю: звучит!

В безлюдье. В пространстве. В ночи.

В аккорде – конец и начало.

 

***

 

А вот и споткнулся… Опять…

Не слышу. Звучит? …Как узнать?

 

7 января 2019 г.

 

 

 

Финскому поэту Эйно Лейно (1878–1926)

 

 «Ты из огня, тогда огню служи.

Ты плоти тлен, тогда в земле лежи».

                     Эйно Лейно «Гимн огню», перевод М. Хуттунен

 

Я не хочу сгореть в огне,

Но быть хочу огнём,

Чтоб вспоминали обо мне,

А вовсе не о нём.

 

Наверно, многого хочу…

Посмотрим. Всё равно:

Над хилой спичкой слабых чувств –

Заранее смешно.

 

Я по Земле стеной иду.

Мой пламень – приговор.

Он всё сметает на ходу,

Сжигая тлен и сор:

 

Привет вам от огня!

…Запомнили меня?

 

                                 5 января 2019 г.

 

Французскому поэту Гийому Аполлинеру (1880–1918)

 

 «Ночь приближается, пробил час,

Я остался, а день угас».

Гийом Аполлинер «Мост Мирабо», перевод И. Кузнецовой

 

Тоска. Любовь. Ночь. Небо в клочьях.

Призыв рассвета.

Смысл растворился в многоточьях

Стихов поэта.

 

Три точки... Как перевести бы?

Никак не надо.

Война. Железо. Мусор. Глыбы.

Протест. Досада.

 

Тьма. Мрак. Не клочья и не точки.

Мазок чернильный.

Плоды потом. Пока цветочки.

Сквозняк могильный.

 

***

 …Потери. Близится развязка.

Финал? Премьера?

…Реальность. Сон. Конец-подсказка*

Аполлинера.

 

6 января 2019 г.

 

*«Сказка об устрице и морском окуне» – сказка из сборника Гийома Аполлинера «Убиенный поэт».

Русскому поэту Александру Блоку (1880 – 1921)

 

«Россия – Сфинкс. Ликуя и скорбя,
………………………………………….
Она глядит, глядит, глядит в тебя…»
                                                Александр Блок, «Скифы»

 

 Ночь, улица… Нещадный ветер.
Фонарь, аптека… Моросит.
...Все тот же сумрак на планете –
Над перекрестками столетий
Как камень в воздухе висит.

 

...Все те же скифы – тот же запах,
Прыжок, рывок – и камень в лапах.
Для них века – единый час;
Для них Европа или Запад –
Не рыцари в блестящих латах,
А табуны враждебных рас.

 

...Все те же скифы – над веками...
Они себе враждебны сами,
Единый миг – и Сфинкса нет:
Секунда – кони под уздцами,
Мгновенье – и хрустит скелет.

 

И что с того? Другие орды
Вступают в ночь – земля дрожит!
...Идет отряд походкой бодрой.
Аптека спит, фонарь горит...

 

Едва ли тень Прекрасной дамы
Мелькнет при свете фонаря…
Шагают скифы – из рекламы –
В них страсти варваров горят,

 

Они готовы к пляскам смерти
Самим от смерти не уйти…
Свинец и камень ищут жертву;
Не попадись им на пути!

 

Взор – сумасшедший, шаг – упрямый…
Крепчает ветер. Жжет мороз.
А им навстречу – Тот же самый,
В невинном венчике из роз…

…Темно? Светло? …Начало века…
Метель… Конец зимы… Февраль…
Ночь, улица… Фонарь, аптека…
Аптека, улица, фонарь.

                                                                               18 февраля 2010 г., в редакции 2019 г.

 Курсивом –  цитаты из произведений Александра Блока

 

 

Испанскому поэту Хуану Рамону Хименесу (1881–1958)

 

«Меня схорони во мне же от жара мирской пустыни

и путь протори в глубины, где недра, как небо, сини».

   Хуан Рамон Хименес «Подай мне, надежда, руку…», перевод С. Гончаренко

 

Поэту мир – тоска и жар.

Поэту мир – пустыня.

И Бог ему – его душа,

От века и поныне.

 

Кто это сразу не поймёт,

Тот долго к истине идёт.

 

Кто понял скоро, тот прозрел

От слепоты житейских дел.

 

Кто – шаг вперёд, кто – шаг назад.

…Поэт, пиши, не жди наград,

Поэт, терпи, не жди наград,

Поэт, не стой, не жди наград,

 

Иди. И может быть, к концу…

Что – смерть? Всё ведомо Творцу.

 

***

 

…Понять – принять. Принять – отдать:

Творить, терпеть, любить, страдать…

 

12 января 2019 г.

 
 

Азербайджанскому поэту Гусейну Джавиду (1884–1941)

 

 «Не радуйся чужому горю, милый,
Злорадство брось, не смейся над бедой,
И не встречай улыбкою постылой
Того, кто схвачен горькою нуждой».
         Гусейн Джавид «Не радуйся чужому горю…», перевод Л. Озерова

 

 …Умереть от голода
В ссылке ли, в тюрьме…
Приговор – не золото.
Золото – в уме.

 

***
Если б только творчество,
Бог и красота!
………………
Подлость и убожество…
Узкие врата…

 

Что-то слабо верится
В новый идеал…
Мир – как прежде вертится,
Лучше он не стал.

 

Те же обстоятельства.
Ханжество и ложь.
Можно без предательства?
Нет! И в спину – нож.

 

…Нет, не философия,
Нет, не гуманизм,
Нет, не филантропия,
Не социализм –

 

Зависть и амбиции,
Выгода, расчёт…
Журавли – синицами…
Прерванный полёт…

 

Турция, Германия,
Далее – везде…
Не узнать заранее:
Что, когда и где…

 

Для чего талантливым
На Москву пенять?
Жизнь – багровым заревом.
Смерть – ни дать, ни взять…

 

***
…Умереть от голода
В ссылке ли, в тюрьме…
Приговор – не золото.
Золото – в уме.

 

27 декабря 2018 г.

 

 Русскому поэту Велимиру Хлебникову (1885–1922)

 

«Эй, молодчики-купчики,
Ветерок в голове!
В пугачёвском тулупчике
Я иду по Москве!
»
                         Велимир Хлебников
«Не шалить»

 

На метле прилететь, на коне прискакать,
Да в тулупчике, да в шароварах,
Да пройтись по Москве, по Кремлю пробежать,
Под оркестры, рожки́ и фанфары –

 

Это – запросто-просто! Вперёд заплати
Или выбери круглую дату,
Да настройся вперёд на расхожий мотив –
И «тузом» прошвырнись по Арбату.

 

 Что, не нравятся нынешние времена?
Сотню лет – на часы разменяли?
А людей… А страну… Не чужая страна,
А своя – запредельные дали –

 

В шароварах, в тулупчике, в бурке, в лаптях –
В прибаутках и байках отживших…
А молодчики нынешние – те в князьках
Да в сегодняшних, знать, нуворишах.

 

 …Что так долго, подробно, и всё – не про то,
О каком бы поэт «выдал строчку»?
Нет, не выдал бы. Точно. Всемирный потоп
И понятное всем «не сейчас, так потом»
Отменили. Поставили точку.

 

Всё – в обратном порядке и словно – навек:
Идеалы, законы, валюта.
Нет стабильного мира, и сам человек –
Не мерило мерил Абсолюта.

Вдруг пространство и время – на новых местах,
Где их не было раньше в помине.
Сумасшедшие ветры кружат в небесах
Звёздный круг – всё по-новому ныне.

 

Новый мир – не алтарь. Новый гений – не Бог.
Никого нынче не удивляют
Новый стиль, новый ритм, новый взгляд, новый слог.
На Олимп – не «за так» приглашают.
На Парнас – не «за так» приглашают.
И вообще… – не «за так» приглашают.

 

Разве стоило тратить себя?.. Не узнать,
Что не надо, что надо бы… Прочно
Только то, что душа твоя может принять
И – усвоить, по буквам, построчно…

 

Грандиозные цели – не бунт, не война.
Грандиозные мысли – не новость.
Разве стоит кого-нибудь короновать
«Председателем шара земного»?*

 

 …Десять мыслей вперёд – три эпохи назад.
На скрижалях другое напишут.
Все попытки пробиться вперёд наугад
Неоправданы… Музыка, тише!

 

Дайте ж людям приезжим пройтись по Москве,
Приглушите – оркестры, фанфары!
Тихо… Хлебников… Ветер шумит в голове.
Новодевичье кладбище**…Где же ответ?
Три эпохи вперёд… Даже если и две…
…Снег. Тулупчик лежит на весенней траве.
По Тверской шелестят шаровары.

 

 22 февраля 2019 г.

 

 * Председатель земного шара» – Велимир Хлебников объявил
себя председателем земного шара, и многие деятели культуры
вполне серьёзно к этому отнеслись.

 

 **Новодевичье кладбище – Велимир Хлебников похоронен на
Новодевичьем кладбище в Москве, надпись на надгробии гласит:
«
Председатель земного шара».

 

Русскому поэту Игорю Северянину (1887 – 1941)


«В ненастный день взойдет, как солнце,
Моя вселенская душа!»
                                 Игорь Северянин, «Эпилог»

 

 Мне симпатичен Северянин.
Внутри себя невозмутим,
Он очаровывал стихами –
Гипнозом солнечным своим!                        

 

                *    *    *
Писал и мыслил слишком мощно,
Вводил свой стиль, и новизну.
Он поражал легко и точно;
Он растревожил тишину

 

Вокруг высокого Олимпа –
Богам не сделать ничего!
...Футуристическая нимфа
Была послушницей его…

 

«Роса оранжевого часа»,
«..В шампанском» море – ананасы,
И «Медальоны» – так с Парнаса
На крыльях звёздного Пегаса
Спускались музы. Ночь и тишь...
 Эскизов и сюжетов – масса!

...Теперь не часто разглядишь
Творцов, духовно совершенных,
Среди поэтов современных...
На свете очень мало их,
И мало будет – это ясно!
...Так Северянин не напрасно
Считал себя вождём других.

Он  и сегодня восхищает,
Всё так же  дразнит, возмущает,
Лаская бархат в серебре,
И упоительно вещает,
Внимая утренней заре,

Не раскрывая всех секретов,
Всё тем же голосом маня:
«Я – гений и король поэтов.
Ни с кем не спутаешь меня»!

...И, право, многие б хотели
Себе присвоить бриллиант,
Когда представить бы сумели:
Где взять недюжинный талант,

Чтоб высечь молнию до неба,
Составить «снайперский» трактат,
Направить «колесницу Феба
Зажечь стопламенный закат»!

 

                 *    *    *
…Роса серебряного века –
На фиолетовом цветке.
Роса – как слёзы человека,
Который умер вдалеке

 

От родины своей далёкой,
Свирепой мачехи своей...
Он мыслью, вольной и широкой,
Отодвигал кончину дней –

 

Ведь гений! ...Кто о нём заплачет?
А сам? Мечтал!!! Нельзя  иначе
Уйти, свой век опередив.
...Он «выполнил свою задачу,
Литературу покорив».

 

                                      19 февраля 2010 г. 

 

*Курсивом –  цитаты из произведений  Игоря Северянина

 

Русскому поэту Самуилу Маршаку (1887 – 1964)

«У мамы и на родине – ни дома, ни двора,
И все ее имущество – вот эта детвора».
                                                      Самуил Маршак, «Менделе»

 

Однообразен мир, пока
Не прочитаешь Маршака –
Стихотворенья, пьесы, переводы.
Глянь: подгоняемый волной,
Туда, где – остров ледяной
Плывет кораблик золотой,
Не дожидаясь солнечной погоды.

 

А встанет солнце – свет кругом.
Смотрите, Джек построил дом,
И в этом доме место всем найдется!
А вот веселый звонкий мяч
Опять с детьми несется вскачь,
Ему от взрослых редко достается.

 

Как жаль, что Кошкин дом сгорел –
Отряд пожарных не успел,
И пламя одолело все преграды…
А вот – стремительный герой
Опередил пожарных строй,
Ребенка спас и не хотел награды!

 

А это кто? Три мудреца
Все рассуждают без конца
В тазу дырявом – скоро таз утонет!
Но мы об этом не грустим,
Мы познакомимся в пути
С рассеянным – на брошенном перроне…

 

А после встретим короля
Там, где кончаются поля,
И города встают, как на картинке.
Умора!!! Робин-барабек,
Такой известный человек,
Сидит на крыше, и... в одном ботинке!

 

Мы посмеемся от души
Над этим вымыслом большим
И вместе с королевскими стрелками
По склону заберемся вверх,
Чтоб там устроить фейерверк –
Победу одержать над облаками!

 

Увы! Никто не победил…
Зато барашек подарил
Всем – без разбору – теплые фуфайки.
Теперь пойдемте поскорей
Туда, где умный воробей
Обедал, улетев от общей стайки –

 

Глядите, вот он, зоопарк!
А рядом – цирк, а ниже – парк…
А вот и школа – парты и чернила!
Друзья-товарищи бегут
И книжки новые несут,
От «А» до «Я» – все книжки Самуила.

 

В них – все полезное найдешь,
Друзей надежных обретешь
И с ними не захочешь расставаться.
А если попадешь в беду,
Двенадцать месяцев придут,
Помогут – и не стоит огорчаться!

 

                    *    *    *
...Маршак! И сколько же всего
Стоит за книгами его,
А главное лежит в его натуре:
Был добрым и ценил людей,
Любил и уважал детей,
И приобщал к большой литературе!

 

                                            24 февраля 2010 г.

                                                   Курсивом – цитаты из произведений Самуила Маршака.

Американскому поэту Томасу Элиоту (1888–1965)

 

«И так ли нужно мне, в конце концов, да так ли нужно мне

В конце закатов, лестниц и политых улиц,

В конце фарфора, книг и юбок, шелестящих по паркету,

И это, и большего, чем это?..»

     Томас Элиот «Любовная песнь…», перевод А. Сергеева

 

Поэт. Влиятельная личность.

И чувств, и мыслей динамичность.

 

Принципиальность. Слабость? Лоск.

Податливость. Досада… Воск?

 

Поэт-пророк. Поэт-мыслитель.

Мудрец. Светило. Повелитель.

 

Искусство. Мистика. Ошибки?

Маэстро – тема Первой скрипки...

 

Насмешливость и гуманизм.

Разборчивость и оптимизм.

***

Философ и аристократ.

Издатель и лауреат.

 

***

Конец фарфора, юбок, книг…

Начало бала – в тот же миг.

 

Балетный выход… После бала

Другая тема прозвучала.

 

Другая скрипка? Нет. Всё та же:

Уже в печать, уже – в продаже!

…А дальше, всё-таки, куда же?

 

Вперёд, к пурпурному закату?

К войне, обещанной солдату?

 

Назад, к натёртому паркету,

К позавчерашнему рассвету?

 

К унылой, прозаичной теме,

К европам, падающим в темень?

 

…Европа Индии не стоит,

Где ценят самое простое…

 

Бесплодный мир своих америк

Не стал чужим, по меньшей мере…

 

Но выбор сделан: магистрали

Ведут к триумфу – по спирали.

 

***

Кто скажет: не моя эпоха?

…Рассудок с чувством ладит плохо.

 

Пожалуй, всё. А что не так,

Исправьте, поменяйте знак

 

Вопроса в предпоследней фразе

На восклицательный, и разве

 

Эпоха станет не моей?

Не вашей? Не его? Так – чьей?

 

***

Пульт Первой скрипки. Взмах Маэстро…

Эпоха – музыка оркестра.        

                      

12 января 2019 г.

 

Чилийской поэтессе Габриэле Мистраль (1889–1957)

 

«Уж двадцать лет, как в грудь мою вложили –

её рассёк кинжал – огромный стих,

встающий, словно в море девятый вал.

Я покорилась, но его величье меня лишает сна.

Устами жалкими, что лгали прежде, я петь должна?»

               Габриэла Мистраль «Пытка», перевод О. Савича

 

Нельзя не говорить,

Нельзя не петь,

Не браться за перо,

За кисть,

За… дело,

Когда пытают – точно и умело –

 

Так искушают – творчеством,

Святым пророчеством,

И – одиночеством,

Его Высочеством…

 

Того, кто не способен, – не заметят.

Того, кто слаб и низок, – не заметят.

Того, кто впал в рутину, – не заметят.

…А гении – за всё, за всех ответят.

 

Неважно, дипломат ты или лекарь,

Чиновник, землекоп, библиотекарь,

 

Строитель, письмоносец, звездочёт –

Тем более когда ты – звездочёт,

Не менее чем маг и звездочёт –

А сверх того – уже отдельный счёт –

Дерзай, твори: жизнь – творческий полёт!

 

Отказ? …Ничто не служит оправданием:

Тебя пытают высшим испытанием –

Предназначением, а не призванием.

 

…Под небом – от полёта не беги.

На воле – от полёта не беги.

В темнице – от полёта не беги.

Полёт – всё выше. Крылья береги!

 

9 января 2019 г.

 Русской поэтессе Анне Ахматовой (1889 – 1966) 

«Слава тебе, безысходная боль!
Умер вчера сероглазый король».
                                       Анна Ахматова, «Сероглазый король»
 

 

Конечно, о стихах ты знала всё.
Да и стихи давно тебя узнали.
И Музы тебе милость оказали:
Как равную себе, тебя встречали, 

 

Они – тобой – себя очаровали.
И целый мир тобой был потрясён. 

 

                  *    *    *
А счастье – в чем? Любая благосклонность
Не лучше, чем счастливая влюбленность...

 

Но первое – не значило второе.
Увы, была поэма без героя*!

                                                                      24 февраля 2010 г., в редакции 2019 г. 

                                            *«Поэма без героя» – название произведения Анны Ахматовой.


 

Русскому поэту Ивану Батраку (1892–1938)

 

«Ну что за толк из наших революций,

Когда повсюду мор зверей?!

Нам следует принять одну из резолюций:

Ошибку старую исправить поскорей».

                                     Иван Батрак «Съезд», басня

 

А басню написать – не шутка.

Известно: всем не угодить!

Идея, мысль и плод рассудка –

Не шутовской колпак, поди…

Прощаюсь я… Она минутка…

Почти ушёл… Прощай, не жди.

 

Кого – товарищем назвал я,

Кого-то – господином… Что ж…

Чего совсем не ожидал я,

Так это – пулю или нож.

 

Где справедливость? ...Но нескоро

На мир прольётся яркий свет.

Конец. Страшнее приговора,

Чем «враг народ», в жизни нет.

 

***

А я – не враг народу своему.

И смерть свою как должное приму.  

          

                          29 декабря 2018 г.

Русской поэтессе Марине Цветаевой (1892 – 1941)

«Красною кистью рябина зажглась.
Падали листья. Я родилась».
                                   Марина Цветаева, «Красною кистью…»

 

На гроб легла сырая глина
Или песок,
Не воротить... Была Марина –
Рябины сок,

 

Рябины сок, рябины ярость –
Судьба была;
Не разделяя гнев и жалость,
Рвала и жгла,

 

Не совпадая с гороскопом,
Не торопясь...
Какой-то нищий шел за гробом,
Рванье и грязь;

 

Ни солнца, ни цветка, ни лика,
Телеги скрип.
Прими, не осуди, владыка,
Последний всхлип!

 

Рябины горечь и отрава
Свершили суд,
Всего хватило на расправу
Пяти минут.

 

На крышку гроба пала глина,
Комок сырой.
Не воротить! Была Марина
Моей сестрой…

 

                             Октябрь 1991 г.

 

Якутскому поэту Платону Ойунскому (1893–1939)

 

 «Чёрство небо… Небо глухо…
Человек! Не падай духом!
…Стон прерви, почувствуй силу,
Стань орлом, взлети к светилу!
»
          Платон Ойунский
«Красный Шаман», поэма

 

«Сверхчеловеком может стать не всякий.
Подай же, Небо, огненные знаки

 

Мне, человеку, – восклицал Герой, –
И тайну превеликую открой:

 

Как встать с Тобою, Небо, наравне,
И чтоб Земля повиновалась мне?!»

 

Вдохнуло Небо грохотом раскатов:
«Припомни всех, которые когда-то

 

К той тайне вдохновенно устремлялись –
Но только ниже прежнего спускались».

 

Задумался Герой… И Небо снова
Вздохнуло, но уже не так сурово,

 

Герою помогая размышлять:
«В душе твоей – моей любви печать,

 

А больше ничего тебе не надо.
Жизнь на Земле и есть моя награда».

 

 «Всего-то! – и Герой захохотал, –
Жизнь – это смрад, тоска и суета,

 

И только там, в высокой вышине –
Витает дух мой, неподвластный мне,

 

Но мы едины с ним. Так стать вели
Мне, как и Ты, хозяином Земли!

 

Всегда быть справедливым обещаю.
Я слов своих на ветер не бросаю».

 

«Любовь – не то… Затем ты и родился
Чтоб сам любви великой научился,

 

Расцвёл душевно, мир свой оглядел,
Во славу Неба сделал много дел,

 

Которые возвысят и тебя,
Чтоб жизнь прожил, страдая и любя, –

 

Тем выразишь свою любовь ко мне.
Так встанешь ты со мною наравне!»

 

«Так Ты не можешь…» – «Да, я не солгу.
Ты можешь то, чего я не могу.

 

Жизнь человека – вот передний край
Творца Вселенной. Ты об этом знай.

 

Ты можешь всё. Свой мир преобразить
Непросто – нужно этот мир любить!»

 

***
…Герой проснулся. Утро. Дождь прошёл.
Сияет солнце. Слышен рокот пчёл.

Им некогда о сверхпчеле мечтать:
Любая пчёлка может мёд собрать,

 

К тому стремится, с тем и рождена,
И тем, наверно, счастлива она.

 

***
Герой вдохнул щемящий запах мёда:
Поможет пчёлкам ясная погода!

 

 14 декабря 2018 г.

 

 

Русскому поэту Владимиру Маяковскому (1893 – 1930)               

 

                «Мой стих трудом громаду лет прорвёт...»
                                                                Владимир Маяковский

 

Сто сорок солнц дарю тебе, поэт,
Сто сорок солнц – подарков бесполезных.
Мне очень жаль, но часто правды нет
В твоих стихах, увесисто-железных.

 

Мне очень жаль – пророком ты не стал.
Все ведомо поэтам и пророкам!
Ты раздавил свой солнечный кристалл
И сделал показательным уроком.

 

...Немножко нежно – драма напоказ.
Немножко больно – боль невыносима!
...«Чернорабочий» и рабочий класс –
Явился нам «весомо, грубо, зримо»;

 

Явился – и остался – как плакат,
«Пощечина общественному вкусу».
Пройдет сто сорок лет – придет твой брат –
Сведет урок не к минусу, а к плюсу.

 

                  *    *    *
Заманчиво трибуну получить,
Когда перед тобой – толпа живая.
Оратор, погоди! Зачем спешить,
Скользнув по кривизне своей души?
...Гипербола – опасная кривая.

 

                                            23 февраля 2010 г. 

 

*Курсивом – цитаты из произведений Владимира Маяковского

 

Русскому поэту Сергею Есенину (1895 – 1925) 

 

«Ах, Родина! Какой я стал смешной…»
                                              Сергей Есенин, «Русь Советская»

 

1.

Что терять мне, крестьянскому сыну?

Что искать мне, заблудшей овце?

Я улыбку сотру на лице

И ружьишко заброшу за спину.

Я отправлюсь совсем недалёко,

Навсегда, а охота – предлог.

Слева – выстрелы, справа – восток;

Сквозняком потянуло с востока…

Не теряя, нельзя обрести

То, чего стоишь ты изначально…

Горько. Грустно. Тоскливо. Печально.

Жизнь, расплату прими и прости.

 

***

Сожалеть – бесполезное дело.

Отошло. Отзвучало. Отпело.

 

                                  Март 2015 г.

 

2.

У берёзки кудрявой, осенней,

Той, что ветер слегка причесал,

Задержался Серёжа Есенин

И стихи про неё написал.

Написал так светло и просторно,

Что остались в тех строчках навек

И берёзовый ситец узорный,

И порыв ветерка непокорный,

И нечаянно выпавший снег.

…Он писал и другое – не спорю.

Он и жил по-другому – не спорю.

Жаждал славы? Об этом не спорю.

Путь к успеху суров и тернист…

…О Россия! Где воля – там горе.

…………………………………….

…По небесному звёздному морю

Ветер гонит берёзовый лист.

 

                       Май 2002 г., в редакции 2016 г.

 

Армянскому поэту Егише Чаренцу (1897 – 1937)

 

«Стелется пламя по лентам дорог:
Красные кони летят оголтело.
Мрамор дворцовый летит из-под ног,
Всюду пожары – священное дело».
                                        Егише Чаренц, перевод А. Сагратяна

 

Призыв к свободе повторил,
Судьбу народа разделил –
Что для поэта может быть важнее?
                       …Дворцовый мрамор, звон копыт *–
                       Драконье племя вдаль летит;
                       Дорога к этой цели всё длиннее…

 

Озерный блеск, прозрачность вод,
И солнца нового восход –
Укрылись за угрюмыми горами.
                        Ах, как красив твой Арарат!
                        …А здесь, внизу, уже стучат
                        И розы вырубают топорами.

 

Но для того ты и пришел,
Чтоб розы куст опять зацвел
И распустился вновь цветком нетленным,
                        Чтоб голос твой высоким стал,
                        И чтоб народ тебя назвал
                        «Поэтом, к арфе дней приговоренным»!

 

                     *    *    *
На арфе дней, поэт, играй,
Своих высот не уступай –
Подъёмы вверх все круче, все труднее.
                       Судьбу отважных повтори,
                       Судьбу народа раздели –
                        Что для поэта может быть важнее?

                                                                                                        24 февраля 2010 г., в редакции 2019 г.

*Курсивом – цитаты из произведений Егише Чаренца

 

 

  Норвежскому поэту Тарьею Весосу (1897–1970)

 

«Так плакала гора. И так сжималось сердце.

Кисть знала это, носилась по раскрытому сознанию.

Так родились стихи о плачущей горе».

        Тарьей Весос «Рыдавшая гора», перевод А. Панова

 

Нарисуй мне гору на стекле,

Чтобы на горе цвела сирень.

Пусть она отбрасывает тень

На траву в вечерней, лёгкой мгле.

 

И пускай пронзает эту мглу

Солнца луч, ласкающий цветки.

Пусть цветы роняют лепестки

На траву, на гору – как мазки –

Россыпью по синему стеклу –

 

Словно звёзды к нам летят с небес!

…Я брожу нечасто по горам,

Но простор даю своим мечтам,

Потому и верю чудесам. 

Странно, что ты в них не веришь сам...

Разве мало на Земле чудес?

 

…Если мне понравится гора,

Если мне понравятся цветы,

Значит, мне не зря доверил ты

Боль своих сомнений и утрат.

 

Если не понравится – прости,

Тут же разобью твоё стекло.

...Ты хотел – желание прошло.

Ты спешил – а время истекло.

Ты мне обещал – и не сбылось.

………………………………….

Не жалей разбитых мной картин.

 

                                        27 декабря 2018 г.

 

Эквадорскому поэту Медардо Анхелю Сильве (1898–1919)

 

«Я вгляделся в африканские глаза

И увидел в глубине их тайны ночи,

Тайны ночи и загадочных легенд…»

              Медардо Анхель Сильва «Африканские глаза», перевод Л. Максимчук

 

Ты помнишь? Вот и я… Ночные тени

Всё скрыли… Помнишь несколько мгновений?

 

Да, помню, да, хочу забыть детали.

И я хочу… Мы как в капкан попали,

 

Как в колдовство, как в некий фильм… И словно

Он ищет продолжения. И снова…

 

***

 

…Вчерашний вечер вслед идёт за нами –

Витринами дешёвых магазинов,

Духами дам, рекламой ресторанов,

Вечерних птиц глухими голосами

И… чёрными цыганскими глазами

Седого негра, продавца бананов.

 

Забудем всё? Забудем… Я запомнил

Глаза-огни, цыганские, ночные.

Да, странный негр… Стояла рядом скромно

Помощница его в накидке тёмной…

Её глаза, лучистые, большие,

 

Сияли словно звёзды… Антрациты –

Из глубины веков – меня пленили!

Они такими ж, как у негра были,

Но только горячее… Как магниты

Они меня безудержно манили –

 

И… Нет, не я – а те глаза цыганки,

Пророчицы и уличной гадалки,

 

Взметнулись к небу, тучи разгоняя…

И я застыл, за ними наблюдая…

 

…А ты? Закрыв глаза, мурлыкал песню

И глаз своих не поднял к поднебесью…

 

Исчезло всё… Тут я с трудом очнулся,

К бананам деловито потянулся,

 

Да ты меня увёл – от той колдуньи,

Которой воля – только в полнолунье.

 

***

 

…С тех пор меня тоска одолевает…

Мне очень редко весело бывает.

 

Всё думаю о прошлом, о далёком,

Исчезнувшем – как в омуте глубоком,

 

О счастье, о любви, бегущей мимо,

Влекущей вдаль то шёпотом, то криком…

 

И если вспомню детство дорогое,

То хочется забыть всё остальное.

 

Что это? Раньше непоколебимо

Я знал: куда, зачем… Теперь всё – мимо…

 

…А птица с негритянскими глазами,

А птица с эквадорскими глазами,

А птица с африканскими глазами –

С цыганскими, бездонными глазами –

Над памятью моей скользит кругами…

 

12 января 2019 г.

Испанскому поэту Федерико Гарсиа Лорке (1898 – 1936)

 

 «Любовь моя, цвет зеленый. Зеленого ветра всплески.
Далекий парусник в море. Далекий конь в перелеске».
               Федерико Гарсиа Лорка, «Сомнамбулический романс»

 

Цвет зелени туманит взгляд.
Любовь моя – зеленый сад!

 

Цвет зелени глубок и свеж,
Ведь это – цвет моих надежд.

 

Цвет зелени пахуч и дик,
Тень зелени скрывает лик.

 

Цвет зелени в твоих слезах,
Осколки зелени в глазах.

 

Сок зелени в твоей горсти –
Скорей же зельем угости,

 

Зеленым ядом опьяни
И рядом навсегда усни...

 

                                      Май 1978 г.

 

 

Чувашскому поэту Мишши Сеспелю (1899–1922)

 

«Чуваш! Чуваш!Чуваш! Чуваш!

Стрелою меткого стрелка

Цель порази наверняка, –

Вперёд! В грядущие века!»

               Мишши Сеспель, перевод П. Панченко

 

Стрела стихов – да пусть пронзит

Грядущие века!

Пусть поэтический транзит

Пройдёт наверняка,

 

Всё уничтожит на пути,

Что низко и черно.

Стреле никто не запретит

Пробить в стене – окно,

 

В пространство тьмы впуская свет,

А в душу – луч добра.

…Пусти стрелу свою, поэт,

Не стоит умирать,

 

Пока не убедишься сам:

Достигнут результат!

…Летят по разным адресам

Те стрелы. Пусть летят

 

Туда, куда их призовут

Для счастья и труда.

………………………..

Поэты долго не живут,

А стрелы – иногда…

 

  30 декабря 2018 г.

 

Сальвадорскому поэту Альфредо Эспино (1900–1928)

 

«Никто не знает, кем он был, откуда он пришёл.

И девочка того не знала тоже…»

       Альфредо Эспино «Бледная маленькая девочка», перевод Л. Максимчук

 

1.

Узнать бы: кто, зачем мы и откуда –

И для чего мы в этот мир пришли?

Ведь в чём-то мы его и превзошли –

На грани потрясения и чуда.

 

И ничего нет в этом превосходстве

Волшебного – по меркам мудрецов.

А выше? …Звёзды смотрят нам в лицо

И видят в нас – неразвитых глупцов,

Застывших в своём каменном упорстве.

…Созвездья сил вольны в своём господстве

 

И в грозном возмущении своём:

Мы слишком много на себя берём!

 

Их гнев и мудрецов, и нас догонит,

Пробьёт защиту, действо узаконит,

И превосходство мигом похоронит…

Покой и ночь… Могила хороша…

……………………………..  

А маленькая девочка-душа

Свою слезинку на неё уронит.

 

31 декабря 2018 г.

 

*Кускатлан – государство в Центральной Америке доколумбового времени на территории современного Сальвадора от реки Пас до реки Лемпы.

 

2.

Великих писаний великие строки

Возносят нас к звёздам сквозь пепел и прах!

…Не боги, не ангелы и не пророки,

Случайные гости в случайных мирах,

 

Мы учимся заново жить всякий раз.

А смерть возвращает обратно – всех нас –

 

В пространство межзвёздных былин…

В наш мир мы – оттуда – пришли.

 

29 мая 2019 г.

 

 

 Шорскому поэту Степану Торбокову (1900–1980)

 

 «Камни Шории и Хакасии –
Горя древнего сторожа..
Спит с таинственным взглядом Азия
Под курганами, не дыша».
Степан Торбоков
«Шория**», перевод Г. Сысолятина

 

..Я даже слов таких не знаю,
Названий сёл таких не знаю,
Названий гор таких не знаю,
Названий рек таких не знаю,
Названий городов не знаю,
Какие так любил поэт,
Какие вспоминал поэт,
Какие воспевал поэт!
Так рассыпал – и рассыпает –
Свои целительные шишки,
Свои целебные орехи
Легко, со щедростью природной,
Высокий кедр***, из недр Алтая
Бегущий к Небу непокорно,
Корнями, стойко и упорно
Распространяясь и крепчая,
От бурь и ветра не качаясь
И высоты не замечая!

 

…Так и стою – в легендах поколений.
Так и стою – о прошлом вспоминая.
Так и стою – о будущем тревожась.
Так и стою – о настоящем плача...
Так и стою – кедровая свеча.
…Так и бегу – орехи – по колени.
Так и плыву – орехи мне – по пояс.
Так и живу – орехи – по плечам…

 

…Так и смотрю – под ноги и – на Небо,
Поэта вспоминая иногда…

 

                                               25 февраля 2019 г.

 

 ***Кедр – в сказаниях Горной Шории: кедр, растущий с изначальных времён в центре Вселенной, соединял Землю и Небо.

 

Эквадорскому поэту Каррера Андраде (1903 – 1978) 

 

«Да будешь ты, слово, ядром без скорлупы,
Флаконом духов, мешком дублонов».
                                      Каррера Андраде, Перевод Б. Слуцкого,
                                             «Прощальное обращение  к слову»

 

Шляпа из соломы – это верх искусства.
Шляпа вызывает смешанные чувства:
Чувство недовольства – в дождик непрактично!!!
Чувство высшей моды – сделано отлично!!
Чувство восхищения – как она изящна!
Чувство равнодушия – не нужна, невзрачна.
Чувство возмущения – хочется другую…
Чувство мелкой зависти – где же взять такую?! –
Столько чувств испытывать – можно ль в самом деле?
…Чувство отвращения – шляпы надоели!!!

 

                                                          4 апреля 2010 г. 

 

Чилийскому поэту Пабло Неруде (1904 – 1973) 

 

«Рауль, ты помнишь это?
Ты помнишь, Рафаэль?
Ты помнишь, Федерико под землею,
балкон, что только над землей?..»
                                   Пабло Неруда, перевод Л. Интуэри

 

«Местожительство – Земля*», «Виноградники и ветры» –
Что мы можем изменить: мысли или километры?

 

Что мы можем одолеть: тиранию или бедность?
…Революция в душе не проходит незаметно  –

 

Это буря, это взрыв, это ломка всех устоев…
Революция в душе – это дело непростое!

 

Революция – гигант, прорывающий плотину.
Сердце – брошено в поток,
                           сердце – брошено в стремнину;

 

Ни предать, ни отступить – низвергайся водопадом!
«Местожительство – Земля».
                               Стань, Земля, цветущим садом!!!

 

                                                                 12  апреля 2010 г.

 

 *Курсивом – названия произведений Пабло Неруды

 

 

Южноафриканскому поэту Бенедикту Вилакази (1906–1947)

 

 «О сын Манцинзы, глаза раскрой,

Ты рождён не затем, чтобы спать, поэт,

Воспой боевого копья полёт,

Сердцу не дай обрасти корой!»

            Бенедикт Вилакази «Посвящение в поэты», перевод А. Сендыка

 

Только поэтическое слово

Может душу выразить вполне.

…Сон приснился… И слова во сне

Появились на стене лиловой…

 

Надо бы проснуться и запомнить,

Взять перо, бумагу, записать…

Сон – своё… Ну сколько можно спать?

Дальше сплю… Спокойно и тепло мне.

 

Утром просыпаюсь. Что же было

Ночью? ...Строчки в памяти горят –

Жёлтым на лиловом – первый ряд,

Остальные – блёклые чернила

 

На такой же бледной занавеске…

Всё исчезло… В голове – туман.

Помню смысл, но в прозе… Ночь – обман?

Если бы проснуться сразу, резко

 

И успеть. Да где уж! Буду снова

Ждать, когда усну, и в тишине…

…………………………………….

…Может душу выразить вполне

Только поэтическое слово.

 

                                        21 января 2019 г.

 

Сенегальскому поэту Леопольду Сенгору (1906 – 2001)

 

«...здесь в городе автомобили рвут время
расчерчивая квадраты жизнь на квадраты
квадраты занимают полки ружья наизготовку…»
                                             Сенгор, из ранних стихотворений

 

Единство с миром – кредо африканца.
Единство с миром – как квадрата с кругом?
Единство с миром – как ружья и лиры?
Единство с миром – как песка и влаги?
Единство с миром – как звезды и праха?
Единство с миром – как стрелы и жертвы?
Единство с миром – с белым или черным…

 

                                                            4 апреля 2010 г.

 

Русскому поэту Арсению Тарковскому (1907 – 1989) 

 

«И только горечью своей неисцелимой
Наш хлеб отравленный возьмешь на Страшный суд,
Как брали прах родной у стен Иерусалима».
                Арсений Тарковский,  «Памяти Марины Цветаевой»

 

Как просто стать поэтом, «нужным массам»,

В толпе, отсортированной по классам!

 

…Не быть и быть. В себе или в толпе.

На плахе. На кресте. И на столпе.

 

В согласии. В сомнении. В протесте.

В защите. В нападении. На месте.

 

Предательство? Расплата. Суета.

Падение. Преграды. Пустота.

 

Снаружи и внутри. В плену. На воле.

В застенках. На трибуне. В чистом поле.

 

В высоком. В низком. В малом и простом.

В далёком. В близком. В важном и в пустом.

 

На чём-то. В чём-то. Высший сорт. Годится.

Забвение? Провинция? Столица?

Страдание? Провал… Чужие лица…

А после… Или кровь, или водица –

 

Не всё равно ли? Нет, не всё равно.

………………………………………..

Кровь не водица – сын отснял Кино*. 

                                                     

                 4 апреля 2010 г., в редакции 2018 г.

 

*Андрей Тарковский (1932–1986) – выдающийся советский кинорежиссёр и сценарист, сын Арсения Тарковского.

 

 

Венесуэльскому поэту Мигелю Отеро Сильве  (1908–1985)

 

«Поэзия!
Ты рождена для людей
И не похожа на всё остальное…»
                      Мигель Отеро Сильва «Поэзия»

 

Поэзия. Зачем ей Князь?
Поэзия. Зачем ей Царь?
...Мы – подданные тех
Князей, Царей и Королей,
Разящих силою своей
Всех подданных и всех,
Кто не нуждается в царях,
В рабах, глашатаях, вождях.

 

 …Но ты, Поэзия, нашла
Тропинки – к ним, дороги – к нам.
…Так по горам идёт весна,
Восходит к пикам дальних скал,
…Так по степи идёт весна,
Нисходит к брошенным пескам,
…Так по морям идёт весна
К суровым снежным берегам,
К дремучим северным лесам,
К вершинам гор… Бутоном стал –
Призыв весны! И распускал

 

Он лепестки свои быстрей,
Чем у вождей и королей
Родятся мысли – и достиг
Той высоты, где стал он вмиг
Цветком? Цветком. Звездой? Звездой.
…Над тенью, сушей и водой
Вставало Солнце. Мир светлел…
Заря? Восход? Рассвет? Расцвет?
Об этом может лишь Поэт

 

Стихи свои сложить,
В строках предвосхитить

 

Князей, Царей и Королей
Всех государств на всей Земле
Открытием своим,
И тем – стать равным им.

 

9 января 2019 г.

 

 Тунисскому поэту Абу аль-Касим аш-Шабби (1909–1934)

 

 «Мёртвую птицу не станет поддерживать воздух,

Не поцелует пчела мёртвых цветов…»

          Абу аль-Касим аш-Шабби «Воля к жизни», перевод Н. Павлович

 

Пока живёшь, всё можно изменить:

От малого до маловероятного,

От прочного, прямого – до обратного,

От чёткого – до скрытого в тени.

 

Живое жадно захватило мир,

И мир живое радостно приветствует,

А мёртвое – ему не соответствует.

Мир ставит точку. Завершился пир.

 

Сухой цветок – в гербарий и в костёр.

Убитый змей – не страшен и невыгоден.

Погибший вождь – не конкурент на выборах.

Мертвец – на сцене жизни – не актёр.

 

Все отживут своё. Круговорот

Живого – совместимость и гармония,

Рождение, развитие, агония…

И новая игра начала ждёт.

И новая игра – сейчас, вот-вот…

И новая игра пустилась в ход.

 

Взаимосвязь духовного крыла

С материей, тяжёлой, несговорчивой

Имеет краткий срок... И дух разборчивый

Опять летит туда, куда пчела

 

Готова каждый божий день летать,

Туда, где жизнь трепещет в красках свежести,

Где луч рассвета бороздит окрестности:

«Что спите? Всем давно пора вставать!»

А мёртвое – и силой – не поднять.

А мёртвое – и мыслью – не поднять.

А мёртвое – и духом – не поднять.

 

Но… Разве не бывают чудеса?

Бывают. Дух об этом знает сам.

 

21 января 2019 г.

 

Венгерскому поэту Миклошу Радноти (1909–1944)

«Детство русое, тебя давно уж нет!

Старость снежная, ты не придёшь, седая!

До колен в крови стоит поэт,

песню каждую последней называя».

 Миклош Радноти «Вчера и сегодня», перевод Д. Самойлова

 

Чего ожидаешь,

То сбудется точно.

Не знаешь? Узнаешь.

Предчувствие прочно.

 

Не нужно – ни в детство,

Ни в юность, ни в зрелость, –

И это известно:

Чего захотелось!

 

Барьер передвинуть –

Как мысль переправить:

Мгновенно погибнуть,

Воскреснуть не в праве.

 

Война – мясорубка,

И кровь – по колено.

Барьеры рассудка –

Бумажные стены.

 

Но если и это…

Но если и правда…

Трибуну поэту –

Сегодня и завтра:

 

Умри, но – к барьеру

Последнее слово,

Как высшую меру

В сражении новом!

 

Сражается слово –

Спасибо поэту,

Оно – полководец

Ружью, пистолету,

 

Гранатам и танкам!

…Предчувствие в слове –

Смертельная ранка.

А смерть – наготове.

 

...Не знаешь? Узнаешь.

Предчувствие прочно.

Чего ожидаешь,

То сбудется точно.        

                      

    27 декабря 2018 г.

Русскому поэту Александру Твардовскому (1910 – 1971) 

«Я знаю, никакой моей вины
В том, что другие не пришли с войны...»
                                                 Александр Твардовский

 

Собрание – триумф в Колонном зале.
Он вышел на трибуну и сказал
Не как хотел, а так, как приказали,
Людей словами насквозь пронизал, 

 

Пришпилив к ложным истинам иголкой.
А после разобирался не спеша...
Потом писал ночами втихомолку –
О чем болела горькая душа, 

 

И, сидя в главном кресле, не тиранил,
Достойное – и в свет благословлял.
...Ему осколок чести сердце ранил
И совести покоя не давал. 

 

                                          23 февраля 2010 г. 

 

Греческому поэту Одисеасу Элитису (1911–1996)

 

«…Скажите, не здесь ли гранатовое сумасшедшее деревце,

Которое вдаль посылает приветы,

Помахивая платочками листьев из свежего пламени?»

      Одисеас Элитис «Гранатовое сумасшедшее деревце», перевод Ю. Мориц

 

Догнать свой век и перегнать грядущий?

Кто б это смог? В какие времена?

…Прощай, зима! Цветущая весна

Рождает крик, к прозрению зовущий.

 

…Гранатовое деревце рождает

Цветы, переходящие в плоды,

Которые свежи и молоды.

А лето их лелеет и ласкает,

А осень силу их приумножает –

И вот гранат секрет свой раскрывает –

Пунцовый сок бокал мой наполняет,

Пунцовый свет рассвет мой озаряет,

Пунцовый клич к душе моей взывает,

Пунцовый ветер парус мой вздымает –

Плывут над миром алые сады!

 

Плывут над бездной пасмурного мира

Пунцовые посланцы… В сердце дня

Они несут знамение огня:

Восславь Творца, гранатовая лира!

 

***

 …Из века в век легенды о гранате

Кочуют непрерывно – не догнать их.

 

Они сердца людские исцеляют,

Певцов и живописцев вдохновляют.

 

…Но горе, если в души нам когда-то

Прольётся кровь разбитого граната…

 

21 ноября 2018 г.

 

Афганскому поэту Абдуррауфу Бенава (1913–1985)

 

«Живу, но не ведаю жизни примет.

Все наши стремления тщетны.

У жизни ни вкуса, ни запаха нет.

Вопросы – всегда безответны.

…Слепцы, мы должны непрестанно идти,

Но видеть не можем прямого пути».

    Абдуррауф Бенава «Разве это жизнь?», перевод Л. Гумилёва

 

1.

Холод. Голод. Бедность. Нищета.

…Что, поэт? Поэзия не та?

 

Та – когда любовь, восторг, цветы…

Не о том сказать хотел бы ты.

 

И сказал – намёком, так, как смог

Выразить протест, и видит Бог,

 

Многие певцы в родном краю

Поняли поэзию твою.

А в толпе совсем не то поют,

 

Посвящают песни и стихи

Новым шахам, к жалобам глухим.

 

Все ослепли? Тронулись умом?

…Что, поэт? Задумался? О чём?

 

Посмотри: надеется народ,

Что глухой слепого приведёт

 

К изобильной, сытной жизни! Да,

В этом мире правы господа

 

И драконы, а народ – неправ.

…Что, поэт? «На кончике пера» –

 

Мысль, мечта о правильном пути?

Видишь ли ты сам, куда идти?

 

***

Вот и я... Из праха поднимусь,

Смелости душевной наберусь,

За перо решительно возьмусь

 

И за кисть – немного погодя…

…Звёзды с неба на меня глядят:

 

«Помни, для чего ты родилась!»

...Помню. Не солгу. И раз взялась…

.…………………………….................

10 января 2019 г.

 

2.

Ну, что ж ещё… И сердце положить

На чуткие весы –

Зачем? …Не стоит…

Пытают сердце стрелы и ножи…

Торопятся часы

Догнать пустое…

 

Ни день, ни ночь, ни полдень, ни рассвет

Не властны обуздать

Порыв душевный.

Ни сон, ни горе, ни усталость… Нет,

Помехой им не стать

В тот миг волшебный,

 

Когда пустое станет полнотой.

Часы вот-вот замрут,

И взмоют тени

Над тишиной, рассветом, немотой,

Раскроют сердце, ставшее звездой

На несколько минут

Или мгновений…

 

***

Всей предыдущей жизнью сердце знало:

Наступит миг – и вот оно, начало…

 

И так – всегда.

 

17 января 2019 г.

 

 

Еврейскому поэту Аврому Суцкеверу (1913–2010)

 

«Хутор у тебя забрал все силы,

Наградил сердечной хромотой,

И мерцаешь ты под мерзлотой

До сих пор на дне своей могилы»

               Авром Суцкевер «Отцу», перевод В. Дымшица

 

Родиться евреем – в Литве –

Не то, что французом – в Париже,

Откуда ни дальше, ни ближе

К той грозной советской Москве,

 

Где очень нескоро узнают

О всепланетарном поэте,

Которому – небо – свидетель,

Которому – голод и ветер,

Которому – ссылка и гетто,

И ...жуткий расстрел на рассвете –

Расплата? …Одни умирают,

Другие живут и крепчают,

Удары судьбы отражают

И то, что концом называют,

 

Считают началом пути

Отпора, борьбы и протеста.

…Вся жизнь – постулат манифеста –

Ни вычеркнуть, ни обойти.

 

И всё же – не только война,

Не ужас трагедий житейских –

А голос пророков библейских

В душе отозвался – сполна.

 

***

 

…В России родиться… Не факт,

Что как-то, когда-то и где-то,

В лучах нисходящего света,

В закатных потёмках рассвета, 

Достойно оценят поэта.

Обычно случается так:

 

Властями – затёрт и пристыжен,

Толпой – осуждён и унижен,

Не так приодет и подстрижен,

И в рейтинге – низкого ниже.

Какой неудачный портрет!

Но дух его – сила и свет.

…………………………...

…Родиться евреем – в Литве –

Не то, что французом – в Париже.

 

20 декабря 2018 г.

 

Турецкому поэту Орхану Вели Каныку (1914–1950)

 

 «Как же я люблю тех людей!

Тех людей, что похожи на людей, живущих в цветном,

Смазанном мире переводных картинок,

Наравне с курицами, зайцами и псами».

         Орхан Вели Канык «Люди», перевод Н. Мамедова 

 

Мир – картинка за кисейной шторкой.

Отодвинем штору к самой стенке,

Дорисуем мир: добавим красок

Небу и цветам под жёлтой горкой.

 

Рядом нарисуем лес зелёный,

А к нему – уже ведёт тропинка.

По тропинке я бегу, счастливый,

Молодой, красивый и влюблённый.

 

На свиданье я бегу к подружке.

На войну пускай идут другие,

Те, которым нравится картинка,

Где людей расстреливают пушки.

 

***

 

Нет, винить не надо живописцев,

Полных чистых, радостных желаний

Или чёрных разочарований:

Все картинки мы рисуем сами.

 

16 сентября 2018 г.

 

Киргизскому поэту Алынкулу Осмонову (1915–1950)

 

«Кургана нет – запомнят ли меня?

И где мой след? Так вспомнят ли меня?!

Я отплыву однажды на закате

Моей судьбой назначенного дня».

             Алынкул Осмонов «Памятник», перевод М. Синельникова

 

Не вижу поэтов, живущих сто лет.

Не помню поэтов, живущих сто лет.

Не знаю поэтов, живущих сто лет.

Но и девяносто – неплохо.

Когда бы Восток, а не Запад царил,

Когда бы пророками были цари,

Когда бы поэты – как богатыри!

…………………………………….

Хотя бы треть века – дерзать и творить,

Тогда б – до последнего вздоха…

……………………………………..

А долее трети – эпоха.

 

                      23 декабря 2018 г.

 

 Гвинейскому поэту Мамаду Траорэ Рэй Отра (1916–1990)

 

«Человек – это сердце, и я своё сердце друзьям отдаю!

Человек – это помыслов чистота!

…Человек – это доблесть и честь,

И я, быть может, честней других!

И поэтому я требую – не прошу! – свободу раздели пополам:

Половину – тебе, половины мне хватит вполне,

А тебе – твоей, ибо я, как и ты, – человек».

                 Мамаду Траорэ Рэй Отра «Я – человек!», перевод Н. Горской

 

Родиться негром или бледнокожим –

Судьба, расплата, божеский каприз?

И возражать, и спорить бесполезно –

Чему и что причина?

На это есть ответ: мы все похожи

На предков, на отцов, как ни смотри.

К тому же всем давно уже известно:

Отец – пример для сына.

 

***

 Ничто не лучше и ничто не хуже,

Чем плыть по небесам иль плавать в луже,

Смотря, с чем ты себя отождествишь.

Способен – воспари, а нет – останься

Тем, чем и был всегда, зря не пытайся

Растратить силы. С радостью живи!

 

***

Я – человек? Порочные законы –

Не наши, не мои. Нас – миллионы.

 

Я – человек! А вы? …Кому есть дело

До человека – в мире оголтелом,

До тонкостей души, страданий тела?

Тиранам, их прислужникам умелым,

Достаточно покорности восточной.

Они стоят решительно и прочно

На камне – в утверждении порочном,

Цветном, бесцветном или чёрно-белом.

 

***

Эпохи. Люди. Принципы – критичны.

Одежды тела могут быть различны.

У красной крови – белые одежды.

У красной крови – чёрные одежды.

У красной крови – разные одежды.

А против – кто? Безумцы и невежды,

И эти варианты – безграничны.

 

Тому, кто зверь – в итоге и в натуре, –

Свобода – хуже рабства или тюрем.

                                                             

  22 июня 2018 г.

 

Поэту Берега Слоновой Кости Бернару Дадье (1916–2019)

 

«Руки смывают усталость и пыль,

руки указывают путь,

руки рассеивают мрак,

руки – украшенье твоё, человек!»

Бернар Дадье «Руки», перевод М. Курганцева

 

Я подам тебе руку, брат,

Через страны и континенты,

Через горы и водопады,

Через реки и океаны,

Через пастбища и пустыни,

Через грозы и ураганы,

Через вымыслы и границы,

Через стены дворцов и тюрем,

Через войны и катастрофы,

Через мифы и предрассудки,

Через ангелов и пророков,

Через снобов и дипломатов.

Я приветствовать братьев рад!

Я тебе помогу, мой брат,

Землепашец, рыбак, водитель,

Сборщик чая, шахтёр, учитель,

Хлебороб, лесоруб! Скажи мне,

Чем помочь? Я помочь тебе рад.

 

Знаю, брат, ты поможешь мне,

Пусть не в том, так в другом порядке.

Чёрный брат мой! …В безумной схватке

С белым братом – и смысла нет,

С жёлтым братом – и смысла нет,

С красным братом – и смысла нет.

 

***

 …Нет друзей у драконов серых.

Нет и рук у драконов серых.

Пальцев нет у драконов серых –

Только когти у них торчат,

Только зубы у них торчат,

Только иглы у них торчат.

 

Нет и душ у драконов серых,

Только власть – им родная душа.

Как драконам противостоять?

...Можно их одолеть – руками,

Человеческими руками,

Если эти самые руки

Будут крепко держать друг друга,

Если будут белые руки,

Если будут чёрные руки,

Если будут жёлтые руки,

Если будут красные руки

Сплетены в единый кулак.

А иначе нельзя никак.

 

***

Мы с пути не свернём назад.

Я даю тебе руку, брат!

 

14 января 2019 г.

 

 Американскому поэту Роберту Лоуэллу (1917 – 1977) 

«Тёмным теням недостает черноты,
белым лепесткам — белизны.
Страна — если заглянуть за изгородь, за стену —
поросль нежных побегов, которые легко погубить».
                                                         Роберт Лоуэлл, «Сталин»

 

Благословен подавший руку вовремя; 
Благодарю рассерженного воина,
Который не пустил мне в спину пулю – 
                       Неважно, где: в Охайо или в Гарварде,
                       На площади, в таверне или в гавани,
                       Доставившей известность Ливерпулю.

 

Благословен со мною поделившийся
Краюхой хлеба и не возвратившийся,
Чтоб после взять с меня двойную плату –
                        В тени у Пентагона, у Бастилии,
                        На Филиппинах или на Сицилии –
                        И я готов служить ему, как брату.

 

Благословен сказавший слово доброе
Несчастному, укушенному коброю,
Когда уж бесполезны все лекарства.
                         ...Благословенна милость сострадания
                        Тому, кому давно не в состоянии
                        Помочь ни президент, ни государство. 

 

                                                                        4 апреля 2010 г.

 

 

Индонезийскому поэту Хайрилу Анвару (1922–1949)

 

«Судьба – это отдельное одиночество».

                             Хайрил Анвар «Объявление», перевод В. Погадаева

 

В голландской школе для туземцев

Набраться можно ли ума?

Мир – не такая уж тюрьма.

Суматра – рай для иноземцев.

В Медане родился поэт,

Неординарный, нестандартный…

Мне возразят… Но дух азартный

Мне передал его секрет:

 

Всё – о тебе, и всё – с тобой,

Пока растёт, пока живёт.

Индонезийский поздний плод

Созрел – и стал его судьбой.

 

Поэту улиц и дворов

Дворы и улицы известны.

Дворцы – всегда бывают тесны

Для свежих дум, для новых слов,

Для непредвиденных плодов.

 

Плоды – горьки или сочны.

Плоды – красны и зелены.

Плоды – на улицах страны,

На транспарантах или в душах.

Поэт и лидер! Слово душат,

Но мы сберечь его должны

 

Для духов новых поколений!

Дух сорок пятых* –  хмельный дух.

Поэт не всё расскажет вслух

С трибун, но в строчках сочинений

 

Позволит зёрнам прорасти,

Хмельному духу возразившим.

Таким зерном и был он сам.

Всё, что должно произойти, –

Произойдёт. Мрак – позади?

…Азартный дух в глубокой нише –

Послание другим векам.

 

***

...Патриотический намёк –

На транспаранте жирный росчерк.

«Надгробный камень»** в юной роще

Народу – память и урок.

 

                                                                22 июня 2018 г.

 

*Хайрил Анвар – лидер знаменитой группы «Поколения 1945 года».

 

**«Надгробный камень» – стихотворение Хайрила Анвара.

 

 

Марокканскому поэту Мухаммеду Азизу Лахбаби (1922–1993)

 

«О боги из бронзы! Творение рук человека!

По образу своему и подобию создавал он вас, боги.

…Так явите же милость тому, кто вам жизнь даровал,

Кто вас создал и, как говорится, поставил на пьедестал».

     Мухаммед Азиз Лахбаби «Кто кого создал», перевод М. Кудинова

 

Человек может то, чего боги давно уж не могут

И, наверное, вряд ли когда-нибудь это могли.

Для того и нужны были люди незримому Богу,

Чтобы сами они создавали – в пределах Земли –

Достоверный и прочный фундамент легенд и былин.

 

Люди создали слабых богов и, конечно, не в силе

Изменить эти свой свойства, как если бы минус – на плюс.

……………………………………………………………

…Если б боги из бронзы с богами из камня дружили,

Если б дерево с глиной легко заключали союз,

 

То весьма интересно сложилась бы жизни картинка!

Но снаружи мы видим одно, а реальность – внутри.

Человек перед грозной стихией – сухая былинка.

Боги – золото, нефть и алмазы. Их слуги – цари.

 

17 января 2019 г.

Американской поэтессе Денизе Левертов (1923 – 1997)

«Слепой. Я могу на него глядеть,
стыдливо, бесстыдно. Он чувствует взгляды?
Нет, велико его одиночество».
             Дениза Левертов, перевод А. Сергеева, «Одиночество»

 

Кельтско-семитская кровь, белая американка.
Что для меня – она, дальняя чужестранка?

 

Она – словно часть меня. Честная. Старомодная.
По возрасту – мама моя; открытая, благородная.

 

Она – продолжение дня, начавшегося с востока.
Ее стихи для меня – мой голос, звучащий далеко.

 

Она – не дала мне уйти в «республику общей радости»...
Ее стихи о любви исполнены горькой сладости.

 

Ее стихи о добре, о родине и о вере –
В непознанные миры слегка приоткрыли двери!

 

                                                              4 апреля 2010 г. 

 

Сирийскому поэту Низару Тауфику Каббани  (1923–1998)

 

 «Она сидела за столом, гадала на кофейной гуще,

Судьбу пыталась предсказать.

Мой мальчик, не грусти, послушай,

Что я хочу тебе сказать…»

      Низар Каббани «Читающая чашку», перевод Е. Дьяконова

 

Прочесть узор как надпись и – поверить,

Раскрыть ладонь и – линиям поверить,

Взглянуть на небо – облакам поверить,

Что жизнь – намёком – определена,

Что вся дорога – вот она, видна,

Что незачем бежать от суеверий,

 

Что можно всё успеть – в стихах и песнях,

Что впереди – любви твоей расцвет,

Что сам в любви растаешь, и в ответ

Тебя полюбят! А тогда – весь свет,

Весь бренный мир – поляна роз чудесных.

 

Всё остальное суть второстепенно.

И даже ложь, предательство, война

Преодолимы! …Страсти глубина

Мой разум поглотила! …Тишина…

.………………………………………

…Десятки лет – одна минута сна…

А надпись? Испарилась, не видна…

Не в этом дело. Да была ль она?

.…………………………………………….

…Со мной – моя единственная ценность –

 

Любовь! Кругом – подъёмы и провалы…

Всё – прахом, а любовь – всегда со мной!

Мне показался трудным путь земной,

Но я доволен всем, большим и малым.

 

***

 …Любовь мне предсказали. Я любил.

Меня любили. Я счастливым был.

 

1 января 2019 г.

 

 Конголезскому поэту Патрису Лумумбе (1925–1961)

 

«…И люди узнавали, что отчалил

Чужой корабль к далёким берегам,

Туда, где хлопок – бог, а доллар – царь».

       Патрис Лумумба «Пусть торжествует наш народ», перевод П. Антокольского

 

Я с этим никогда не соглашусь.

Меня никто не слышит? Ну и пусть.

 

Пусть именем поэта назовут

Корабль и банк, музей и институт,

 

И даже целый университет*…

Остались банки. А поэта нет.

 

Зато и хлопок – бог, и доллар – царь,

И так же неугоден всем бунтарь,

 

Которого давно уж нет в живых,

Который правду рассказал о них.

 

***

 

Народ… Пусть торжествует, если сможет

Торжествовать, а не протестовать,

Не возмущаться и не горевать!

…Что память? У неё свои права:

Теперь – забыть поэта, вспомнить – позже,

 

А может, никогда… Что правдой было?

Ни бубнов огневых, ни медных струн,

Не слышно. Фейерверки… Дождь к утру –

И чёрными слезами память смыло…

 

Да, говорят: ошибки и просчёты –

И – смерть – ответ на это и на то…

На всё закрыть глаза – хороший тон,

Плохой – отнять у музыканта ноты.

 

***

 

Опять без нот играют? Ну и пусть.

…С молчанием и я не соглашусь.

 

16 января 2019 г.

 

Курсивом – цитаты из произведений Патриса Лумумбы.

*Российский университет дружбы народов в 1960–1992 годах назывался Университетом дружбы народов имени Патриса Лумумбы.

 

Гаитянскому поэту Рене Депестру (р. 1926)

 

 «Я узнал тебя, родина, раньше, чем ты мне взмахнула

Окровавленной синей косынкой надежды.

…О разбитая грубым ударом гитара!

Ты в наручниках. Ты на коленях».

       Рене Депестр «Поэма о моей скованной родине», перевод П. Антокольского

 

Не в наручниках, не на коленях,

А по Образу и Подобию…

Так – со всех этажей Вселенной –

Видеть хочу свою родину.

 

***

Малым зёрнышком на ладони,

Малой капелькой в океане,

Малым камушком меж утёсов –

Пусть покажется вам она.

Мне – садами на горных склонах,

Мне – родным маяком в тумане,

Мне – богиней среди колоссов –

Больше жизни моей нужна.

 

И куда б ни пришлось уехать,

По каким ни скитаться б странам,

По каким ни ходить дорогам,

Всё на родину я стремлюсь.

Нет без родины мне успеха.

Рабство родины – в сердце рана.

Песня родины – глас пророка.

О народе моём скорблю.

 

Мне глухая тоска – не советчик.

И отчаянье мне – не попутчик.

И обиды тысячелетий –

Не соратники, не друзья.

И не лозунги или речи,

А народный протест могучий,

Прозвучавший по всей планете,

С гневной радостью встретил я!

 

Я и сам – этот гнев и ярость:

Юность, зрелость и даже старость.

 

***

 Не в наручниках, не на коленях,

А по Образу и Подобию…

Так – со всех этажей Вселенной –

Видеть хочу свою родину.

 

11 января 2019 г.

 

Чукотскому поэту Виктору Кеулькуту (1929–1963)

 

«Так, делами занята,

Вся семья встаёт с рассветом.

Вот погода… но и та

Не бездельничает летом.

И всё лето напролёт

Отдыхает лишь собака.

Ну и пусть… Зимой, однако,

У неё полно забот».

               Виктор Кеулькут «Летом»

 

Все знают, что в тундре – короткое лето,

Зима – холод, вьюги, полярная ночь.

Здесь птицы стараются вывести деток

И тут же летят вместе с детками прочь.

 

Бугры и болота, кусты и лишайник,

Торфяники, мох… Да, природа скудна.

Здесь нечего делать – туристом, случайно,

Ведь тундра… Мудра и серьёзна она.

 

И мысли, и чувства она распознает,

И с чем ты явился, и что за спиной.

Поэтов не зря этот край вдохновляет,

Поэзию любит народ коренной.

 

А как не любить свою родину! Можно

Уехать, вернуться, и снова в полёт –

Как птицы – пуститься над миром тревожным!

Но стойкая тундра обратно зовёт,

Но родины голос обратно зовёт,

Но сердце болит и обратно зовёт:

 

«Ты помни, откуда ты племенем-родом

И где твои корни, в какой мерзлоте!

И кто называть себя станет народом,

Когда все птенцы захотят улететь?»

 

***

 …Птенцы разлетались по белому свету.

Птенцы возвращались в родные дома.

…Все знают, что в тундре – короткое лето,

И длинная снежная сказка-зима.

 

16 декабря 2018 г.

 

Южноафриканской поэтессе Ингрид Йонкер (1933–1966)

 

«Почему мы ещё прислушиваемся

к ответам ромашек, к шуму ветра на солнце,

и крошечной радости, заключённой в сознании,

где кувыркается память о сломанной ветке…»

                  Ингрид Йонкер «Ромашки в Намакваленде», перевод В. Филатова

 

1.

…Милый, ты вчера мимо прошёл,

Только ты не заметил меня…

 

***

 Я – ромашка, на поле расту.

Почему ты не видишь меня?

Я – ромашка, на поле цвету.

Почему ты не знаешь меня?

Я – ромашка, тебя я зову.

Почему ты не слышишь меня?

 

***

 …Не спеши, оглянись – на меня:

Это я в белоснежной фате,

В золотом и пушистом венке,

В серебре подвенечном стою.

В светлой зелени нежных ковров

Тайно спрятаны корни мои.

Понимаешь, те корни – твои,

Но не можешь ты их отыскать…

Подойди ко мне, чистый душой,

И ко мне присмотрись хорошо.

Я – простая ромашка на вид.

…Почему ж твоё сердце молчит?

Я отвечу, ты только спроси

О любви, о себе, о тебе.

Ты всё это давно знаешь сам,

Но признаться не хочешь себе.

 

…Знаю – только тебе я нужна,

Мне – лишь ты. Я зову! Тишина…

 

***

 …Я – ромашка, на поле расту.

Почему ты не видишь меня?

Я – ромашка, на поле цвету.

Почему ты не знаешь меня?

Я – ромашка, тебя я зову.

Почему ты не слышишь меня?

 

***

 …Милый, ты вчера мимо прошёл…

Почему не заметил меня?

 

                              9 января 2019 г.

 

2.

Крутая тропинка полого

Спускается к бурной реке.

…Я сплю у камней, на песке,

На мокром, колючем песке,

И вижу, как будто с востока

Подходит похожий на Бога

И гладит меня по щеке.

 

Тут я просыпаюсь мгновенно,

Не в страхе, не в сонном бреду,

Не в тягости обыкновенной,

А… в райском волшебном саду.

 

Блаженство… Где – лица и рожи???

Где – тяжесть чудовищной ноши??

И это ли – смерть? Ну так что же!

…Вот – дивные звёзды и рощи,

Вот – ангелы, ликом пригожи

От света сверкающих крыл.

………………………………

…Наверно, на Бога похожий,

Действительно Богом и был.

 

                                     26 мая 2018 г.

 

 

3.

…Под рябинами, возле реки

Мы расстались, любви вопреки.

Жизнь моя без тебя – путь тоски.

Смерть моя для тебя – пустяки.

 

***

 Под рябинами лягу, усну…

Наконец-то... Тепло и светло…

Отлечу от земли – в вышину –

И с высокого неба взгляну,

Что действительно произошло.

 

…Мои волосы стали травой,

Сердце – алым, пурпурным цветком,

Пальцы – изгородью золотой

Вдоль высокой травы полевой,

Слёзы – чистым лесным ручейком.

Видишь: быстро уносит ручей

Мою прошлую жалость к себе…

А любовь – прикипела к душе,

На тебя она смотрит с небес.

 

…Ты пройди по траве босиком,

Ты не бойся колючей росы,

Прикоснусь алых губ лепестком

Я к ногам твоим, тёплым, босым.

 

Знаю, ты не заметишь цветок,

Как меня не хотел замечать…

Всё равно: я – любовью – у ног

Буду дни твои сопровождать

 

То пыльцой в золотистой росе,

То цветком, то звенящим ручьём.

…Под рябинами утром присесть

Нам с тобой не придётся вдвоём.

 

***

 … Под рябинами возле реки

Сладко спят золотые жуки…

                                                                                       20 января 2019 г.

Австралийскому поэту Адаму Линдсею Гордону (1833–1870)

 

«Запомни молитву простую,

Опору в жестокой борьбе:

Врагу – предпоследнюю пулю,

Последнюю пулю – себе».

            Адам Линдсей Гордон «Револьвер»

 

Вопрос: как жить? Вопрос: как умереть?

Что – жизнь? Удар и шок? Узда и плеть?

Просторность в мыслях? Осторожность в слове?

Удачный старт? Громоздкий пьедестал?

Игра и фокус? Чрево и уста?

И с чем в конце пред Господом предстать?

…Уймись… Друг-револьвер – уж наготове...

 

Рывок, прыжок и – мимо, невпопад…

…Иные лебезят и тормозят,

Иные возвращаются назад,

Где не жалеют красок или крови…

Они готовы честно исправлять

Свои ошибки, дело продолть…

Хотел бы ты? …Талант не удержать!

…Уймись… Друг-револьвер – уж наготове...

 

Ответ: так жил, так умер… Оттого,

Что в неких битвах побеждал легко,

Теперь не рассчитал. А в чём виновен?

Ведь были шансы.  Рифы обойти –

А дальше – не видать конца пути!

Уймись… Друг-револьвер – уж наготове...

                                                                    

                                                        11 июня 2018 г.

 

Русскому поэту Николаю Рубцову (1936 –1971) 

 

«В горнице моей светло»
                        Николай Рубцов

 

В горнице светло? Светло в саду...
Ночью маки красные завяли,
Но пройдёт пора ночной печали:
Скоро утро – время ясных дум. 

 

В горнице светло? Светло в душе...
Кружевная ива у колодца
Над моими бедами смеётся –
Я и сам о них забыл уже. 

 

...В горнице светло? Светло везде...
Там, за поворотом – переправа;
Вот и лодка, вёсла... Вдаль и прямо –
Путь к высокой утренней звезде!

 

                                                           28 января 2011г.

 

Алтайскому поэту Борису Укачину (1936–2003)

 

 «...А прежде, в ребячьи годы,
Когда мир был схож со сказкой,
Считал я: леса и воды,
И горы, и вся природа

Все думают по-алтайски».
Борис Укачин
«Русский язык», из цикла «Алтайская тетрадь», перевод В. Корнилова

 

Да если бы мне когда-то
Родиться бы в тех краях,
Да если бы мне когда-то
Глотнуть тот огонь и воздух,
Да если бы мне когда-то
Увидеть Луну и звёзды,
Те самые, что когда-то
Поэт воспевал в стихах,

 

Раздумчиво, по-алтайски,
С горячностью, по-алтайски,
Размашисто, по-алтайски,
Тогда бы… Навеки там
Остался бы дух мой гордый,
Проник в золотые сказки,
В загадочный мир ущелий,
Поднялся б к вершинам горным,
Познал бы огни и воды
И силою богатырской
Пронзил бы легенды века –
Сам духом алтайским стал!

 

…Всесильный алтайский эпос –
Народам Алтая – крепость.
В той крепости – вера поэта,
В той крепости – воля поэта,
В той крепости – сила поэта,
Который – один из ста.

 

Когда бы поэты умолкли,
Тогда бы… заснули души,
Очнулись бы тёмные силы,
Опомнились духи злые,
Проникли – в сердца пустые,
Осели – в сердцах глухих.
И все престали б слушать –
Не только певцов и песни,
А даже себя самих.

 

***
Алтай – родников истоки,
Целительных вод потоки,
Скрещенье дорог тернистых,
Бессмертие в мыслях чистых.

 

***
Как много дано природой,
Алтайской, сибирской, русской!
Душа рождена свободной,
Ей тесно в пещерке узкой.

 

Алтай! Здесь огонь и воды
На сушу облокотились.
Алтай! Небеса и звёзды
С Землёю соединились.

 

Здесь горные ветры пляшут
Кострами на перевалах,
Легенды поют и плачут
На крепких гранитных скалах.

 

О прошлом они тоскуют,
О подвигах и героях.
.....................................
Теперешние – другую
Легенду – как город – строят.

 

***
…Да если бы мне когда-то
Глотнуть тот огонь и воздух,
Да если бы мне когда-то
Увидеть бы тот закат…
«Песней Синего Волка»*
Я горько взываю к звёздам,
Которые на асфальте
Больших городов лежат:

 

«Летите обратно, звёзды!
Бегите, пока не поздно!»

 

 …Братья Синего Волка –
Не братья собакам синим.

 

Мир не отдам собакам.
Я остаюсь не с ними.

 

 24 февраля 2019 г.

 

*  «Песнь Синего Волка» – название стихотворения Бориса Укачина из цикла «Алтайская тетрадь».

 

 Русскому поэту-барду Владимиру Высоцкому (1938 – 1980)

 «Чуть помедленнее, кони, чуть помедленнее!
Вы тугую не слушайте плеть!»
                              Владимир Высоцкий, «Кони привередливые»

 

Эх, пожить бы вволюшку,
                                 а потом ко Господу
Отойти, как водится, раз пришла пора.
Жить хотелось правильно,
                                       жить хотелось досыта...
...Тесно на Ваганьковском, а в Москве – жара.

 

Пол-Москвы оцеплено.
                                 Что с народом сделалось!
Ну, куда ж вы, кони-то, сбросив удила?!
Здесь хоронят – видите?
                          Стойте, привередливые,
Или воля вольная вам уж не мила?

 

Люди! Что ж вы ломитесь?
                                  Ну-ка, сдайте в сторону:
Здесь – не цирк, не мавзолей и не Лужники.
Перед иностранцами
                                не позорьте родину!
Вольно вам, с конями-то, у Москвы-реки.

 

…Эх, сдалось народу-то
                                 это совпадение:
Страсти олимпийские – и конец пути.
И откуда кони-то?
                         – эко наваждение –
Не даются в руки-то! Господи, прости!!

 

                           *    *    *
...Люди или лошади;
                            спето или сказано –
На краю, над пропастью – мир на волоске.
Памятник поставили:
                             руки перевязаны...
Кони беспризорные не пошли к реке.

 

                                                           23 февраля 2010 г.

 

Русскому поэту Александру Буряченко (1940 – 2004) 

«Берегите красоту России...»
                                    Александр Буряченко
 

 

Русские просторы необъятны,
Широки Трубчевские края.
Их уже воспели многократно
Лучшие Отчизны сыновья. 

 

Их стихам – высокая оценка;
Как они – дай Бог другим служить...
Умер Александр Буряченко,
А Россия будет дальше  жить 

 

В строках поэтических, красивых,
Взявших силу от святых начал.
Берегите красоту России
Как поэт – недавно – завещал...
                                                         20 мая 2004 г. 

 

Русскому поэту-барду Игорю Талькову (1956 – 1991) 

«Родина моя, скорбна и нема...
Родина моя, ты  сошла  с ума».
                                                  Игорь Тальков

 

                          1.
«Тяжел мой крест*. Тяжел. Да ведь не брошу.
Далек мой путь. Да весь не одолеть.
Иду. Несу. Себя чего жалеть?
Россия! Мне б твою облегчить ношу...»
                                                    Ноябрь 1991 г.   
                          2.
Гитары звук и голоса звучание
Встревожили всеобщее молчание.
Молчание такого не простило
И выстрелами в спину угостило...
Теперь другие скажут и споют.
Другим другие пули отольют.     
                                           Февраль 2001 г.

 

                          3.
«Спасательный круг», поэта спаси!
Не можешь? Тогда в океан унеси
Свободную песню души.
Пусть волны ее на просторах поют,
Пусть птицы до неба ее донесут –
До солнечных, звездных вершин!
                                                   28 февраля 2010 г.

 

*Курсивом – акценты в творчестве Игоря Талькова 

 

На земле Бояна

Поэтам и писателям Брянской земли, произведения которых
опубликованы в  «Альманахе славянской литературы» за 2004 год

Стансы, эпитафии, сонеты,
Драмы и поэмы бытия...
Что там пишут Брянские поэты,
Что поют Трубчевские края?

 

О, земля Бояна, ты богата
Вещими певцами, им поверь!
Разве я не знала их когда-то?
Разве я узнаю их теперь?

 

Разве им – последняя отрада –
Лист бумаги, тонкое перо?
Разве современникам – не в радость
То, что мудро, прочно и… старо?! 

 

...Имена, фамилии и лица
По стихам запоминались мне.
Мне легко за фразу зацепиться
И пройтись по милой стороне.

 

 ***

 

Раскрываю этот сборник снова…
Повторяю в гулкой тишине
Фразы Николая Аршукова
О друзьях, о правде, о войне.

 

 Я потом перечитаю прозу…
А пока – извилистой строкой –
Обойду с поэтами берёзу,
Выйду на полянку за рекой…

 

 Встречусь там с Сергеем Грищенковым –
Радость, «Приближение весны»,
А затем – с Аркадием Зерновым –
Будут сны – ромашками полны.

 

 Кто-то к нам идёт по стёжке узкой…
Узнаю! И вряд ли кто другой
Так расскажет о деревне русской,
Как Иван Сорокин дорогой.

 

Следом – остальные… Новым словом
Удивят с раскрытого листа:
Вот она, Отчизны красота,
Свежесть чувств и мыслей чистота!
Вот и горечь истины суровой –
«Зеркала» Светланы Соколовой.
Вот Ивана Радченко «Мечта».

 

«Высота» души – Евгений Кузин,
Леонид Фоменко – цвет зари.
Александр Десна – велик и грузен…
Солнца тёплый луч – Валерий Грин.

 

Прагин Павел – «Хоровод всемирный»,
А Макукин Виктор – сильный взмах,
Лобановский Пётр – характер сильный,
Шилин Михаил – отважный птах.

 

 Кузькин, Белоусов, Буряченко –
Глыбы на своих материках.
Искренний Владимир Тарасенко –
Весь он – в прошлогодних дневниках.

 

 Козырева Виктора, наверно,
Записали в сотню словарей…
Виктор Холин – стойко и примерно –
Верен светлой родине своей.

 

 Валентина Кудина – весталка,
А Владимир Маслов – трубный глас.
Николай Хохлов – пиши «рыбалка»,
А Янковский – «Сказка» – про запас.

 

 Чьи-то фразы – образны и ярки,
Чьи-то выражения – сильны.
Вот они, бесценные подарки
Из сокровищ Брянской стороны!

 

Кажется, я так давно всех знаю,
Так переживаю их судьбу!
Вместе с их героями страдаю,
Мысленно включаюсь в их борьбу, 

 

 Радуюсь их радостью душевной,
Представляю близких и родных…
Жизнь – страничка рукописи древней,
Где давно написано о них.

 

 *** 

 

Следую за ними той тропою,
По которой Лермонтов ходил,
Где Есенин собственной рукою
Строки под берёзой выводил…

 

Вспоминаю собственные строчки…
Замедляю шаг… А впереди –
Рощицы, пригорки и лесочки,
Летний зной, осенние дожди, 

 

 Чуткие закаты и рассветы…
Никуда от вас не денусь я,
Гусляры, писатели, поэты…
……………………………..
…Милые славянские края!                     

 

  Июнь 2004 г., в редакции 2018 г.

 

Живи, поэт… 

Иные что вообразили? –
Поэтом – стать, поэтом – быть…
Иные – слово обронили
И слову приказали: жить! 

 

...Живи, поэт, пока живется;
Лелей проросшее зерно.
Навеки Слово остается,
Когда рождает свет оно. 

 

Живи, поэт, ростком зеленым
На серой, каменной скале
И стань навек отождествленным
От Слова созданной Земле…
                                                    Август 2004 г. 

 

 Кому нужны стихи?

Кому нужны стихи в такое время,
Когда торгуют словом и душой,
И чем дешевле, тем приятней бремя
Телесной жизни, тяжести большой?

 

Кому нужны? Душа об этом знает...
Когда душа себя не нагружает,
А в лености и сытости живет,
То тело ей охотно подражает –
Такой союз к добру не приведет.

 

За трапезой устроившись удобно –
Вина бокальчик, черная икра –
Газета, телевизор… Бесподобно!
Рекламный блок – настойчиво, подробно:
Забавы, спорт, соблазны… Ах! Неровно
Зевнём… И хватит! Спать уже пора…  

 

                       *    *    *
...Нелегкий труд – писание построчно,
Рядами, в рифму, сохраняя стиль,
И чтобы честно, образно и  точно,
И чтоб не сразу – в урну и в утиль,

 

Но чтоб мгновенно: карандаш, чернила,
Бумага, мысль, толчок – и началось!
Кому нужны стихи? Когда б мне было
Дано не то, мне легче бы жилось!

 

                                                              28 февраля 2010 г., в редакции 2018 г. 

 Пастушка
  Посвящаю...

Ну, что, певец сладкоголосый?
Кому поешь, о чем поешь?
Каким царям, каким колоссам
Ты нынче славу воздаешь?

 

А было время! Время было –
Ты пел стрекозам и цветам,
Пастушка песнь твою любила
И шла за песней по пятам.

 

Но ты на праздничных пирушках
Забыл о нимфах и цветах,
И та невинная пастушка
Осталась в грезах и мечтах,

 

Тебя напрасно призывая
Наивной трелью поутру…
Сидит, на дудочке играя,
И разметались на ветру

 

Ее серебряные косы;
Тебе за ветром не успеть!
...Ну, что, певец сладкоголосый,
Кому ты завтра станешь петь?

 

                                                       22 февраля 2004 г.

 

Музыка и слово 
Посвящаю моей дочери Марии

  «В начале было Слово...»    
                     Евангелие от Иоанна

Нет музыканта – музыка осталась.
Художник умер – живопись жива.
Уйдет поэт – останутся слова
От слова, что любовью обреталось,

От слова, от вершины озаренья,
От слова, что вначале было – свет.
Труднее слова, выше слова нет.
Искусство слова – высший дар творенья!

 

...Но музыка?!.. Но музыка... Она
Обожествляет сказанное слово.
В звучании её – душа живого.
В её душе – вселенной глубина!

 

                                             Сентябрь 1997 г. 

 

Отрекаюсь

Отрекаюсь от права называться поэтом.
Это – право служанки не стать госпожой,
Не оставив господского дома при этом,
И служить в этом доме хозяйке чужой. 

 

Отрекаюсь от чести мельтешить возле трона
Неразборчивой славы и стремиться к родству
С ее царским капризом, чей сан и корона
Не допустит меня к своему торжеству. 

 

Было трудно сначала отказаться от права
И от чести считаться, казаться и быть,
Но теперь, когда мне не грозит ни расправа,
Ни крушенье надежд, мне легко стало жить!

 

                                                          Ноябрь 1989 г. 

 

Поэтам всех времен 

Поэты мира, лучшие сыны
Десятков, даже сотен поколений!
Мы памятник поставить вам должны,
Достойный ваших славных сочинений. 

 

Не знаю я, когда придёт тот час
И где его воздвигнуть соберутся,
Так пусть пока, чтоб не забыли вас,
Хотя бы ваши книги издаются! 

 

                                                Октябрь 1992 г., в редакции 2018 г.

Русским поэтам 1920 – 1930-х годов 

Стихи, едва увидевшие свет
В двадцатые, тридцатые годины,
Остры, точны, как бритва гильотины,
Весомы, как хождение планет.

 

Россия – тупиковая страна.
Тупик – культура пролетариата.
НЭП, ГОЭЛРО, гремящие раскаты
ГУЛАГа и – глухая тишина…

 

Писать или молчать? Не каждый мог
Прикинуться попутчиком безмолвным
И оставаться лириком любовным,
Откладывая жизнь – на поздний срок.

 

Мне жаль. Мне больно. Мне ли не понять,
Что ремесла труднее не бывает?
…Всевышний узких врат не отворяет
Носильщику, чей груз легко поднять!

 

…Невольники таланта и судьбы,
Достойные гораздо лучшей доли,
Прошли через врата вражды и боли,
Ушли в калитку веры и мольбы…

 

                                     25 февраля 2010 г.

 

Северные стихи

Северные блики северной лазури.
Снежной королевы вечные снега.
Северное море. Северные бури.
Северные льдины кроют берега.

 

Северные зимы, северная осень,
И весна, и лето – все равно – зима...
Изредка капели на алтарь приносит
Северному богу северный туман.

 

Северные сказки северной лагуны.
Северный фарватер. Северный маршрут.
Северные были, северные руны...
Северные тайны до сих пор живут!

 

                   *    *    *
Северные тайны северной картины:
Нефть и бриллианты, золото и медь.
Пропасть под покровом северной равнины –
Северного края рыночная твердь.

 

Север – не хозяин, север не торгует.
Севером торгуют – мерно, по частям.
Хватит ли надолго? Это не волнует…
Север – почему-то? – платит дань властям.

 

Север – почему-то? – сам себе в убытке.
Северные недра – западный базар.
…Северным народам золотые слитки
Обещал напрасно северный азарт…

 

                    *    *    *
Помните про санки Снежной королевы?
Посадить бы в санки, да умчать бы прочь
Западных, восточных и других… Но где вы,
Те, кто одолеют северную ночь?

 

                   *    *    *
Северные сказки северного края,
Серебристых сказок самобытный стиль…
…Северные будни северного рая
Проглотили сказки – и осталась быль.

 

                                                    25 марта 2010 г., в редакции 2018 г.

Южные стихи

Южные послушники. Южные рабы.
Южные невольники солнца и судьбы.

 

Южные плантации. Южный свист бича.
Южные хозяева… Что ж рабы молчат?

 

Южное терпение – чаша без краёв.
Южное стремление – воля без оков!!!

 

Южное восстание –
                    Жертвы сжались в круг…

 

Знаю все заранее.
                    Не хочу на юг.

 

                                        25 марта 2010 г. 

 

Западные стихи 

Западные предки западных вандалов.
Запад – диктатура западных веков.
Западная мода западных скандалов,
Западная лига западных стрелков. 

 

Западные громы западных раскатов.
Западный параграф или – инцидент.
Западные козни западных магнатов,
Западный куратор – местный президент.

 

Звонкие подсчёты западной монетой –
Западной наживы бешеный подъем.
…Западный стервятник кружит над планетой,
Раненый смертельно западным ружьём.

 

                                                   25 марта 2010 г. 

 

Восточные стихи 

Восточные стихи, восточные поэмы,
Восточный колорит, восточная страна!
Восточные дворцы, восточные «Эдемы»,
Восточные духи, восточная весна…

 

Восточный аппетит, приказ князей восточных –
Восточная война, восточный караван,
Восточных сабель звон, безжалостных и точных,
Победы и вина чарующий дурман!

 

Восточный всплеск страстей – восточный вкус аджики,
Восточная халва и танец живота…
Восточный поцелуй восточного владыки,
Восточный комплимент, восточная мечта!

 

Восточный миг любви, восточная покорность –
Восточный соловей, восточная заря…
Восточный ритуал, восточная законность –
Восточный ли запрет, придуманный не зря?

 

Восточный аромат восточного сандала,
Восточные сады, восточный ветерок…
...Прелестная княжна в саду весной гуляла
И робко сорвала камелии  цветок.

 

Восточный падишах – восточная морока…
Восточный приговор –  кинжал в руках горит:
«Несчастная раба! Ты, пленница Востока,
Сгубила мой цветок, за это – и умри!»

 

Нарушенный запрет – любви восточной драма.
Восточная слеза, закат восточных грёз…
С восточного холма открылась панорама –
Огромный океан восточных, горьких слёз.

 

                    *    *    *
...Восточные рабы, восточные обряды,
Восточные пиры, восточные бои…
Восточные огни, восточные баллады,
Восточные стихи… А жаль, что не мои!

 

                                                       18 марта 2010 г.., в редакции 2019 г. 

 

Отрекаюсь

Отрекаюсь от права называться поэтом.
Это – право служанки не стать госпожой,
Не оставив господского дома при этом,
И служить в этом доме хозяйке чужой.

 

Отрекаюсь от чести мельтешить возле трона
Неразборчивой славы и стремиться к родству
С ее царским капризом, чей сан и корона
Не допустит меня к своему торжеству.

 

Было трудно сначала отказаться от права
И от чести считаться, казаться и быть,
Но теперь, когда мне не грозит ни расправа,
Ни крушенье надежд, мне легко стало жить!

 

                                                          Ноябрь 1989 г.

 

Откуда что берется? 

Откуда что берется?
Легла на лист строка,
И только остается
Подстричь ее слегка. 

 

Одна, другая, третья –
Плетения из строк.
В них не одно столетье
Копило мысли впрок. 

 

Куда все исчезает?
Написаны тома,
Но нам не прибавляют
Ни чести, ни ума...

 

                          Январь 1990 г. 

 

 Стихи мои

Стихи мои – кинжалы доброй стали,
Они достанут до ядра Земли,
А может быть, уже – почти – достали.
Я не хотела, но они – смогли.

 

Они ядро размажут жирным слоем
По оболочке, хрупкой, как хрусталь.
...Я преклоню чело пред аналоем,
Они? Господь из воска плавит сталь!

 

                                              Май 2000 г.

 

Мне бы…

Это мне бы – сто тысяч тираж
Да сто тысяч монет за идею,
За бумагу, да за карандаш,
Да за слово, которым владею.

 

Да еще бы сто тысяч – потом,
Нет, пускай – миллион… Впрочем, хватит.
Я пишу заключительный том.
Знаю точно: никто не заплатит.

 

                                                                                                  Февраль 2012 г., в редакции 2018 г.

 

 

Последнее

Тревожат душу мысли о земном
И не дают желанного покоя…
Уснуть?  Усну… И за последним сном
Душа уйдет небесною строкою:

 

«Когда-нибудь вы вспомните меня,
Рожденную в последнем из рождений
Изломом века, сердцевиной дня,
Эпиграфом апрельских сочинений.

 

Когда-нибудь раскроется «…словарь*…»
На той странице, где не ставят точек.
«Не все сгорает**...» Времени фонарь
Скользнет лучами по обрывкам строчек…

 

Когда-нибудь те буквы оживут
В суровых гроздьях звезд – последней гроздью.
Когда? Когда забуду, как зовут
Меня, пылинку, пленницу и гостью.
...Когда-нибудь вы вспомните меня…»

 

                                                     28 апреля 2001 г.

 

*«Чернобыльский словарь человечества» – произведение Людмилы Максимчук в стихах и прозе, представляющее современный мир через призму Чернобыльской катастрофы и посвящённое тем, кто потерял своих родных и близких в Чернобыльской или аналогичных мировых катастрофах, а также всем другим, оставшимся в списках живых.

 **«Не всё сгорает...» – авторская серия Людмилы Максимчук, включающая ряд произведений, объединённых общностью темы, раскрывающей смысл и величие жизни людей, чьи дела, чувства и мысли «не сгорают в пламени истории».