Фоновая картинка - коллаж произведений Людмилы Максимчук
Людмила Максимчук

    «Перечитывая заповеди Господни», 2009 
Пьеса в стихах, в десяти картинах, с прологом и эпилогом 

   

КАРТИНА ВОСЬМАЯ 
Занавес опущен. Выходит автор и второй чтец, становятся с краю.
 АВТОР: 

Заповедь восьмая. «Не воруй» 

ГОЛОС ЗА СЦЕНОЙ:

Господь запрещает кражу  –
Присвоение каким бы то ни было образом того,
Что принадлежит другим. Кражи весьма разнообразны:
Воровство, грабительство, святотатство,
Взяточничество, тунеядство, лихоимство, обман.
Таким образом, Господь запрещает 
Все виды отнятия собственности,
А повелевает быть бескорыстными, честными,
Трудолюбивыми, милосердными и правдивыми.
Высшая добродетель – отречение от всякой собственности,
На что способны единицы. 

ВТОРОЙ ЧТЕЦ: 

История восьмая. В чужой кормушке

 Автор и чтец уходят. Занавес поднимается. На сцене рассказчик, собеседник, маски, второстепенные лица.

 ХОР:

(Пение сопровождаются пантомимой.)

 Не играй в чужие игры,
Не шути с зубастым тигром –
Тигры не поймут.
Не влезай в чужие драки,
А не то тебя собаки
В клочья разорвут.

Не садись в чужие сани –
Не старайся на обмане
Объезжать обман.
Не кради чужое счастье –
Попадешься в одночасье

В собственный капкан.
Не кормись в чужой кормушке,
Привыкай к своей горбушке –
Привыкай скорей.
А ломясь в чужие двери,
Помолись по крайней мере
Возле тех дверей...

 РАССКАЗЧИК:

Украсть, чужое взять – себя не уважать.
А ежели украл – так нужно отвечать.

 МАСКИ:

А если не узнают никогда?
Подумаешь, украл пустяк ничтожный,
Не причинив особого вреда!
Здесь варианты многие возможны.

 РАССКАЗЧИК:

 Допустим обсужденье вариантов?
Угон машины, кража бриллиантов, 

Сбор огурцов в соседском огороде,
Обман на рынке при честном народе 

Лихое ограбление квартир –
Грабителями переполнен мир.

 Пантомима. Сцены краж и воровства.

 МАСКИ:

 Мы можем все подряд перечислять,
Друзья–альты, попробуйте начать!

Сопрано, тенора, не пропустите,
Маэстро и оркестр, поддержите!

 Оркестр играет тему, подходящую к этому моменту.

 ХОР:

 Мы будем петь, но следует спросить:
Рассказчик не захочет возразить?

 РАССКАЗЧИК:

 А я – не против. Будут предложения?
Прошу вас: говорите без стеснения.

 СОБЕСЕДНИК:

 Позвольте мне… Есть у меня пример.
Есть случай на особенный манер!

 МАСКИ:

 Ну вот, пошло опять, в который раз и снова!
Искусство – за бортом! Нас всех лишают слова! 

 Миманс. Возня,  переполох.
 

РАССКАЗЧИК:

 Давайте по порядку. Я решил:
Пусть скажет тот, кто первый предложил. 

 ХОР: 

Мы первенство героям уступаем –
И постепенно все о них узнаем. 

По ходу дела будем подпевать
И собственные маски надевать!

 Балетный номер.

 РАССКАЗЧИК:

 Итак, наш случай…

 СОБЕСЕДНИК:
                                        Случай современный,
Да и пример наглядный и отменный, 

Из нашей повседневной жизни взят,
Об этом до сих пор все говорят.

 РАССКАЗЧИК:

(Его слова сопровождаются пантомимой.)

 Припоминаю что-то, но с трудом…
«Наглядный» случай, видимо, о том,

 Как мама сына в краже уличила
И за ухо в участок оттащила?

 МАСКИ:

 Мы тоже где-то слышали об этом,
О маме и сынке, мошеннике отпетом!

 СОБЕСЕДНИК:

 О проходимце, ловком и умелом,
Увлекшимся весьма доходным делом!

 …Давайте-ка вперед не станем забегать.
Все стоит по порядку рассказать.

Семей неполных много в белом свете.
В них более всего страдают дети:

Отцы остались где-то в стороне,
И мамы надрываются вдвойне.

 Появляются второстепенные лица – мамы-одиночки с детьми, миманс.

 Они везут такой тяжелый воз!
Замучались они – какой с них спрос?
…Года бежали, сын мужал и рос. 

РАССКАЗЧИК: 

Позвольте-ка к Герою обратиться!
Мне кажется, что к нам Герой стучится. 
Так что ж ему: войти иль подождать? 

СОБЕСЕДНИК:

 Пусть подождет! Я буду продолжать.

 МАСКИ:

Занятную историю о воре,
В своем дому разоблаченном вскоре!

 Издалека выступают Герой и его мама, но, помешкав, уходят обратно за кулисы.

 СОБЕСЕДНИК:

(Миманс – в доме Героя.)

Увы, друзья, не вскоре, не тотчас
Грехи разоблачаются у нас!!! 

Разбойники не каждый день родятся,
И этому не нужно удивляться!

Так вот – о маме и ее сыночке...
Мне автор слово дал в последней строчке. 

А не сказать ли в первых же строках
Всю правду о мамашах и сынках?

…Любила мама сына, баловала,
От трудностей его оберегала,

 Во всем ему старалась угодить,
Малейшее желанье ублажить, 

Потом прощала грубость, хулиганство,
И проявляла в этом постоянство: 

Жалела – рос ребенок без отца –
И вырастила вора, подлеца.

 Миманс. Жизнь Героя в школе и дома.

 ХОР:

 В деньгах они, конечно, не купались,
Но к среднему достатку приближались.

 СОБЕСЕДНИК:

 Учился сын то плохо, то не очень,
Учебой был не слишком озабочен,

Обманывать он маму научился,
К дурным привычкам живо пристрастился.

С утра до ночи – мама на работе,
А сынА сын – весь утонул в другой заботе:

Любил с дружками время проводить,
Себе увеселенья находить. 

Компании водил подальше от двора,
Чтоб не было свидетелей случайных,
Чтоб бабушки–соседушки, а то и детвора
Не обнаружили его делишек тайных,

 Чтоб мамка не узнала, не проведала – ни–ни!
...Так пробегали месяцы и дни.

 В компанию красоток приглашали,
Играли, пили, весело гуляли.

 Легкая веселая музыка. Танцы. Гуляние. Забавы и развлечения.

 МАСКИ:

 А где найдутся средства для гулянок,
Для развлечений, девочек и пьянок?

 ХОР: 

Найдутся, обязательно найдутся,
И ясно – где! Лишь стоит оглянуться!

 РАССКАЗЧИК: 

Я оглянусь – забавный мир вокруг:
Солисты и герои, хор и маски.

 СОБЕСЕДНИК:

 Я оглянусь – и обрисую круг
Моих знакомых, не жалея краски!

Веселье переходит в разгар. 

МАСКИ: 

Мы тоже, тоже оглянуться можем!
Мы кое-что совместно подытожим! 

ХОР: 

Совместно с хором, только погодя…
...Давненько что-то не было дождя…

 Сгущаются тучи. Веселье умолкает. Темнеет. Сцена опустела. Волнение на небе. Вот-вот грянет дождь.

 МАСКИ (наигранно):

 Зачем нам дождь, нам нужен яркий свет!
Вода нам смоет грим и краску. Нет!!! 

Маски укрываются зонтами. Выходит чтец.

 ЧТЕЦ:

 На несчастную Землю обрушился дождь,
Сорок дней и ночей он стеною стоял.
Я прошу тебя, Ной, если можешь, скажи:
Для чего этот дождь нам Господь посылал? 

О, не шел бы тот дождь, — не погибли бы те,
Кто в отчаянном страхе пытался спастись.
Я прошу тебя, Ной, если можешь, скажи:
Не могли вы тогда без дождя обойтись?

 ...Трепетали деревья, дрожала трава,
Люди, звери и птицы безумно метались.
Я прошу тебя, Ной, если можешь, скажи:
Для чего вы в Ковчеге живыми остались? 

Остальным — не укрыться, хоть к Небу взлетай,
Хоть взбирайся на гору, хоть прячься в пещеру...
Я прошу тебя, Ной, если можешь, скажи:
Как тебе удалось сохранить твою веру? 

..Все вокруг погибало, стеная во тьме;
Голоса растворялися в сырости ночи...
Я прошу тебя, Ной,  если можешь, скажи:
Очень трудно быть праведным или не очень? 

Сорок дней и ночей истреблялись грехи
От Господнего гнева, Господнего слова.
Я прошу тебя, Ной, если можешь, скажи:
Как нам всем избежать наказанья такого? 

Снова, снова на Землю, прольются дожди
Сорок дней или более — кто это знает?
Я прошу тебя, Ной, если можешь, скажи:
Для чего это все нам Господь посылает?

          Чтец уходит. Выходит подавленный Герой. Ненастье продолжается, но постепенно стихает. На сцене появляются очертания тюрьмы. Выходят  второстепенные лица.

 ГЕРОЙ (с горечью): 

Дождь – это небо плачет надо мной!
Гром грянул – ливень встал глухой стеной. 

Стена тюрьмы – надежная стена.
От глаз людей меня хранит она, 

Вернее, сберегает до поры.
Моя тюрьма – надежнее норы. 

РАССКАЗЧИК: 

День добрый, новоявленный Герой!
Ты появился чрезвычайно рано.
Ты хочешь познакомить нас с тюрьмой?
Пока тюрьма не входит в наши планы.

 ГЕРОЙ (с горькой усмешкой):

 Зато вошла в мои, и я к тюрьме привык!
Простите, что не вовремя возник! 

СОБЕСЕДНИК: 

Ну да, все по порядку мне хотелось
Пересказать, представить, объяснить,
Но раз уж ты пришел, то можешь смело
Пред всем честным народом говорить.

 Миманс галдит, но потом перестает. Все прислушивается.

 ХОР:

 Говори, продолжай,
Ничего не скрывай!

 ГЕРОЙ (освоившись): 

Вы пели, предлагали оглядеться.
Я огляделся, вглядывался в суть.
Суть такова – и никуда не деться –
Что бедноте приходится вертеться,
Богатым лямку незачем тянуть.

 А эту лямку пусть другие тянут,
За это их унизят и обманут. 

И я решил: не дам себя согнуть,
Не стану лямку вечную тянуть – 

Я богачей заставлю поделиться,
Со мной, как подобает, расплатиться!

 Зачем им столько денег и добра?
Со мною поделиться им пора!!!

  МАСКИ:

 Зачем им столько денег и добра?
И с нами поделиться им пора!!!

 Сцена добычи легких денег. Выходит чтец.

 ЧТЕЦ: 

Судьба не так распорядилась,
Как мне хотелось до поры,
В чужие платья нарядилась,
Чужими масками прикрылась,
Нарушив ход своей игры.

Но я с судьбою не играю
И не прощу насмешек ей!
Я тоже маску надеваю -
Чужую маску надеваю -
Коня чужого оседлаю,
Судьбу - чужую - догоняю,
Чтоб сделать пленницей своей...

Ну, как тебе, чужая птичка,
Живется в клетке под замком?
Снеси-ка лучше мне яичко,
Да песню спой, моя сестричка,
Приятным, нежным голоском!

Но ей не очень-то поется
В чужом невольничьем раю.
Хоть сладко кушается-пьется,
И остальное все дается, -
Склонила голову свою.

Мне стыдно стало очень скоро,
Как прежде было много раз...
Под холодом печальных взоров,
Чужой судьбы немых укоров
Пришел раскаянию час...

Счастливей жизнь моя не стала,
Себя никак не обману!
...Я начинаю все сначала:
Срываю с клетки покрывало,
Лети, не все еще пропало! -
Окошко настежь распахну!

Прости меня, лети на волю.
Счастливого тебе пути!
...Мне не нужна чужая доля,
Мне хочется свою найти...

Судьба не так распорядилась,
Со мной играя до поры,
Но все-таки остановилась.
Потешилась? Угомонилась?
Или все это мне приснилось
По правилам ее игры? 

Чтец уходит. 

ГЕРОЙ:

 Я вором стал, карманником сначала,
Потом квартиры «брал» – сходило с рук…
А мама даже не подозревала,
Что сын набрался «воровских наук».

 Работал не один, вдвоем ходили
На дело и на прочие «дела».
Друг друга страховали, сторожили,
Наверное, судьба нас берегла!

 ХОР: 

Золотой телец, золотой расчет,
Золотая пыль, золото – течет,
Золотая река – слишком горячо!!!

 Неожиданно из темноты высвечивается Золотой телец – излучает удовольствие.

 СОБЕСЕДНИК: 

Я помню, так недолго продолжалось,
Тебе доходов мало показалось…

 ГЕРОЙ:

 Что за доходы? Жалкие копейки –
Какой там ливень? – капает из лейки…
 Пусть грянет град!

 При этих словах небо вздрагивает, Золотой телец ухмыляется.

 СОБЕСЕДНИК:
                            Неужто золотой?

 ГЕРОЙ (с усмешкой): 

Серебряный хотя б... Я – не святой 

И к святости других не призывал!
Напарник меня часто упрекал:

 «Пора границы жизни расширять!»
Рискнуть решили: будем банки брать!

 Миманс. Шуточный танец воров. 

СОБЕСЕДНИК: 

Чтоб «банки брать» вдвоем?
Я что-то не слыхал!

 ГЕРОЙ:

 Что можем, то берем!
Я – жулик и нахал,

 Но рисковать напрасно не намерен…
Решил пойти путем, какой проверен.

Вдвоем нельзя… Компания нашлась,
«Красивая работка» началась! 

Сцены «красивой работы». Балет. 

ХОР:

 Золотой телец, золотой расчет,
Золотая пыль, золото – течет,
Золотая река – слишком горячо!!!

 ГЕРОЙ:

 Мне было горячо, но здорово и классно!!!
Я сторожил себя, где трудно и опасно.

 Умеренно везло – ни разу не попался…
К себе приблизил босс, отметить обещался.

 Упреков я не знал,
Душевно не страдал.

 Золотой телец смеется открыто. Небо вздрагивает снова.

 МАСКИ:

 Упреков он не знал,
Душевно не страдал

 Переживать о прошлом не умел,
Красивой жизни он всегда хотел!

 ХОР:

 Золотая пыль, золотой обман,
Золотой мираж, золотой туман!!!

 МАСКИ;

 Золотая сеть, золотой капкан,
Золотая пыль, золотой туман!!!

 ГЕРОЙ:

 Одно держало: вдруг узнает мать?
Тогда уж ни за что не сдобровать. 

И вот однажды… Дальше не могу! 

Выходит мама Героя, но не решается подойти к сыну.

 РАССКАЗЧИК:

 Позвольте, я немного помогу,
 Сам обернусь к текущему сюжету.
Преступник должен быть готов к ответу!

 Конечно, он хотел бы проскочить!
Но мать его сумела уличить. 

МАСКИ: 

Конечно, он хотел бы проскочить!
Но мать его сумела уличить. 

РАССКАЗЧИК:

(Его слова сопровождаются пантомимой и  видеоклипом.)

 Включает как-то утром телевизор  –
Программа новостей, момент сюрпризов,

Фантазии безудержный полет:
Мерещится ли что-то спозаранку?
...Видеозапись ограбленья банка,
Ночное время, воровской налет…

 Внимание! И диктор объявляет:
«Вдруг кто-нибудь преступников узнает – 

Звоните нам, и вас награда ждет!»
Тут четких кадров серия идет.
Что это? Мама сына узнает!

 Сын в маске и в одежде непривычной,
Но это – он, и действует отлично, 

Как после сам об этом заявил.
Его б никто ни в чем не обвинил, 

И родственники б не подозревали,
И прокуроры бы не доказали,

 Когда б не мама – за ухо взяла
Как мальчика в участок отвела!

 Миманс. Сцена в полицейском участке.

 МАСКИ:

 Кручиниться к чему
О том, что впереди?
И в терем, и в тюрьму
С надеждою входи.

 Все, что дано, — возьми,
Иного не проси,
И горькое — прими,
И сладкое — вкуси.

 И нечего жалеть,
И некого винить:
Кому дано — сгореть,
Кому досталось — сгнить!

 СОБЕСЕДНИК:

 Так мамин сын под следствие попал.
Об этом он, конечно, не мечтал. 

Снова – очертания тюрьмы. Герой в раздумье.

 ГЕРОЙ:

 Вот так в тюрьме и оказался я.
Томится в той тюрьме душа моя.

 ХОР:

 Постой, душа моя, не рвись,
На рубеже остановись!

 РАССКАЗЧИК:

 Святой отец тюрьму ту посещал,
И проповеди падшим он читал, 

Учил молиться, к Богу вопрошать –
О чем не раз увещевала мать.

 Но почему-то в детские года
Воспринималось это несерьезно.
Зато теперь, теперь – иль никогда,
Душа зовет: «Молись пока не поздно!»

 Просветление на сцене. Божественные существа вдалеке. Выходит чтец.

 ЧТЕЦ:

 Пройдут сквозь тесные врата
Лишь те, чья совесть так чиста, 

Как райской лилии цветок.
Врата открыты на Восток!

 ХОР:

 Господь повелевает быть трудолюбивыми,
Быть честными, быть добрыми, правдивыми. 

Кто милосерден, тот простит других.
Простим Героя, он – один из них!!!

 МАСКИ:

 Мы о себе напомним в этот час:
И нас простите, он – один из нас!!!

 Миманс – раскаяние.

 ГЕРОЙ:

 Мы, жертвы всевозможных перекосов,
Как поезда, летящие с откосов,
Здесь оказались – в городской тюрьме.
Тюрьма – копилка грязи и отбросов
Свободу я могу «держать в уме».

Когда ж, когда отсюда выйду я?
Прости, родная матушка моя!

Господь, мой дорогой,
Прости все прегрешения!
И дай душе покой,
И дай душе спасение!

 Золотой телец исчезает в темноте. Тюрьма сменяется узким каньоном, окруженным скалами. Миманс. Балет. Герой оказывается во власти скал.

 ЧТЕЦ:

(Его слова сопровождаются пантомимой.)

 О, скалы, пощадите меня,
О, скалы, не обрушивайтесь на меня,
О, скалы, не падайте на меня! 

Посмотрите туда,
Где стены Иерихона;
               О, скалы и горы,
               Не падаете на меня!

Посмотрите туда,
Где грешники трепещут от страха;
               О, скалы и горы,
               Не падаете на меня!

О, скалы, пощадите меня,
О, скалы, не обрушивайтесь на меня,
О, скалы, не падайте на меня! 

Но настанет страшный день,
Гневный час, Божий суд;
                О, скалы и горы,
                Не падаете на меня!

И несчастные толпой
С диким страхом прибегут
К этим скалам и горам,
Будут плакать и молить:
              “ О, скалы и горы,
                Поскорее упадите на нас!”

О, скалы, пощадите меня,
О, скалы, не обрушивайтесь на меня,
О, скалы, не падайте на меня!

 Чтец уходит. Божественные существа окружают Героя и уводят его из опасного места. Выходит солист.

 МАСКИ:

 Герой – наш брат! Мы просим за него!
Он признает вину, Господь, прости его! 

ГЕРОЙ: 

Что дальше делать мне, я до сих пор не знаю…
Господь поможет мне… К Нему я призываю! 

 ПЕСНЬ ВОСЬМАЯ

СОЛИСТ: 

Ты мне сказал, как нужно в мире жить,
Ты написал, чтоб я запомнил это,
Ты завещал, что главное – любить,
Любовь – основа Высшего Завета.

Ты заповедал: нарушать нельзя!
Нарушишь – навлечешь  беду большую,
А я, Твой сын, ослушался Тебя –
Я согрешил! – о чем теперь горюю… 

 ХОР: 

Да, я нарушил Заповедь Твою,
И вот теперь перед Тобой стою, 

Меня опять ударила беда,
Поверь в последний раз, что никогда – 

Чужого не возьму, не согрешу!
Прости, Господь, прости меня – прошу, 

Я виноват, сердечно каюсь я,
Ты – милосерден, Ты простишь меня… 

Я умоляю: сжалься и прости,
Не возводи мне горы на пути, 

А расстели поляны и луга
И растопи в душе моей снега!

 ГЕРОЙ:

 …Еще чуть-чуть… еще совсем чуть-чуть –
Господь простит! – и я смогу вздохнуть, 

Господь вернет мне радость светлых дней!
…И снова сад цветет в душе моей. 

Занавес опускается.